Москва открыла ящик Пандоры

[Ящик Пандоры} Снос торговых павильонов ставит чиновников над Конституцией, судами и законом и создает опасный прецедент


В Москве идет целенаправленное уничтожение малого и среднего бизнеса. Никакими другими причинами невозможно объяснить беспрецедентный снос почти сотни торговых павильонов в ночь с 8 на 9 февраля, полагают представители делового сообщества, собравшиеся в четверг в пресс-центре РБК обсудить эту историю. В народе ее уже окрестили «хрустальной ночью» и «ночью длинных ковшей», а также заметили поразительное совпадение: всего один день не дотерпели столичные власти до знаменитой исторической даты — Варфоломеевской ночи.


Сверхсекретная военная операция

Пострадавшие предприниматели пребывают в прострации и не понимают, что делать, рассказал журналистам президент Ассоциации владельцев недвижимости Владимир Капустин. Он напомнил, что большинство из них имели на руках все разрешительные документы, подтверждающие право собственности и подкрепленные соответствующими судебными решениями. Бизнес всегда шел навстречу требованиям властей, и архитектурный облик торговых павильонов неоднократно менялся под их давлением. А коммуникации пронизывают весь город, половина которого стоит над метро, и с таким аргументом, теоретически, можно снести любой объект, включая Кремль.

«Мы добросовестный, социально ответственный бизнес, развиваем город, создаем новые рабочие места. А то, что сегодня происходит, — звенья одной цепи: пошаговая борьба московских властей с торговым малым бизнесом», — говорит эксперт. По словам члена совета московского отделения «Опоры России» Сергея Селиверстова, события той ночи выглядят как заранее спланированная сверхсекретная военная операция. По некоторым оценкам, ущерб от внезапного демонтажа торговых павильонов может составить до 30 млрд рублей.

Цель этой борьбы, по мнению предпринимателей, чисто коммерческая. А начало ей было положено в феврале 2015 года, когда вступил в силу мораторий на перевод помещений из жилого фонда в нежилой. До этого момента предприниматели выкупали квартиры на первых этажах и переводили их в нежилой фонд. На протяжении 10?15 лет ежегодно 500?600 жилых помещений на первых этажах московских домов переводились в разряд нежилых, и в них открывались магазины, аптеки, парикмахерские, мастерские по ремонту одежды и иные объекты социальной инфраструктуры шаговой доступности. При этом за все эти годы не зафиксировано ни одного случая незаконного перевода помещения из жилого фонда в нежилой, уверяет Владимир Капустин. В прошлом же году таких переводов, по его словам, было не более 10. И еще неплохо бы разобраться, как им удалось это сделать в условиях общего моратория.

Что же касается остальных — власти получили возможность увеличить наполняемость городского бюджета за счет резкого увеличения стоимости арендной платы муниципальных помещений. Снос отдельно стоящих павильонов, находящихся в частной собственности, в числе прочего также имеет целью повысить спрос на аренду недвижимости, принадлежащей городу, полагают представители делового сообщества.


Куда смотрит прокуратура?

В городе Березняки Пермского края власти тоже пытались ввести мораторий на перевод помещений из жилого фонда в нежилой, но местная прокуратура быстро поставила их на место, рассказал Владимир Капустин. «Куда смотрит московская прокуратура — непонятно», — говорит эксперт.

«И почему она спит сейчас»? — добавляет Владислав Васнев, совладелец знаменитой «Пирамиды» на Тверской, которой пока удалось устоять. Многие пострадавшие предприниматели имели на руках не только документы о собственности, но и судебные постановления, запрещающие какие-либо действия с этой недвижимостью до окончательного решения. Прокуратура как минимум должна дать оценку действиям московских властей — законны они или нет, полагает бизнесмен.

Также непонятно, почему до сих пор не наблюдается массовых арестов московских чиновников, отмечает член Комитета Государственной думы по собственности Андрей Свинцов. Ведь не сами себе выдавали предприниматели официальные документы на право собственности. И если сегодня столичное правительство считает эти объекты незаконными, значит, закон нарушили и те представители городской власти, которые ставили подписи под данными документами.


Дурной пример

Позиция, занятая московскими властями, очень опасна, поскольку на столицу равняются все остальные регионы. И некоторые из них — Санкт-Петербург, Калининград, Воронеж — уже подумывают о том, чтобы провести у себя подобные акции, отмечают эксперты. Сама Москва рискует серьезно упасть в международном рейтинге Doing Business, который оценивает деловой климат, в том числе с точки зрения соблюдения прав собственности.

Еще более тревожный прецедент создает тот факт, что многие объекты сносились вопреки решениям суда. Более того, по мнению участников обсуждения, именно тот факт, что столичные власти начали проигрывать эти суды, послужил отправной точкой для драматической «ночи длинных ковшей». Нет здания — нет проблемы. При этом сами власти вроде как и ни при чем — доказать их вину никто не сможет. Ведь никаких предписаний, ордеров и тому подобных документов не предъявлялось. Приехали неизвестные люди на бульдозерах, сравняли с землей капитальные строения. Запросто можно свалить все на ИГИЛ или другие террористические группировки, невесело иронизируют эксперты.

Получается, что городские чиновники поставили себя выше суда, Конституции и закона. Все началось еще с гаражей и киосков, напоминают эксперты. Дальше вполне может распространиться на все сферы, включая Уголовный кодекс: людей будут сажать в тюрьмы и отправлять в колонии, не дожидаясь решения суда, только потому, что какой-то чиновник считает это правильным. «Фактически мы впадаем в эру полной анархии и беззакония. По сути, это ящик Пандоры, который уже открыт», — предупреждает Андрей Свинцов.

«Представьте, что вас остановили на улице, сфотографировали, порвали паспорт и сказали: «Все, теперь вы нелегальный мигрант», — весьма образно и наглядно объяснил один из участников дискуссии ситуацию со сносом помещений, на которые имеются все официальные документы. «Люди до последнего не верили, что будет снос», — пояснил Владислав Васнев неготовность предпринимателей к «налету» бульдозеров, хотя тучи над их головами сгущались уже дано.

Сегодня для пострадавших бизнесменов ключевым становится вопрос «сколько?», который всегда был слабым местом российского правосудия, отмечает председатель Московской коллеги адвокатов Игорь Трунов, имея в виду оценку утерянного имущества и размер компенсации. Суды, безусловно, будут: многие все-таки заранее позаботились о том, чтобы провести независимую экспертизу своих помещений. По словам юриста, обращения уже пошли. Также очевидно, что процессы будут затяжными. Столичные власти будут пытаться минимизировать размер компенсаций, а суды всегда встают на сторону власти, поэтому придется последовательно обращаться в вышестоящие инстанции, вплоть до Европейского суда по правам человека.


Не все так просто

И все же, подходить ко всей этой истории с одной единственной позиции пострадавшего бизнеса было бы неправильно. Не стоит забывать, что события со сносом торговых павильонов разворачиваются не в безвоздушном пространстве, а в мегаполисе с несколькими миллионами жителей, взгляды которых на происходящее разделились практически поровну. Это отчетливо видно, в том числе и по обсуждениям в соцсетях.

 

Вопросов действительно много и касаются они, сразу нескольких аспектов. Первый и лежащий на поверхности – это неоднозначное отношение граждан к эстетических особенностей снесенной торговой инфраструктуры,

“Такие, не побоюсь назвать их сараи, портят вид города, особенно когда они стоят рядом с архитектурными памятниками, например, как станция метро “Чистые пруды” или “Кропоткинская”. В идеале, что на “Чистых прудах”, что в других местах бизнес тоже должен переориентироваться, и именно переехать с таких полубазаров-полусараев просто на первые этажи зданий”, – считает урбанист Аркадий Гершман.

“Это тот мусор, который был сделан непонятно кем при полном хаосе и полной анархии. Это аляповатые сооружения, которые были построены и перестроены много раз, которые не подчинялись ничему, кроме каких-то индивидуальных целей заработать деньги”, – вторит коллеге

АНТОН КОЧУРКИН

так и множества вопросов к самому пострадавшему бизнесу.

«Эти гадюшники не имеют отношения к так называемому малому бизнесу, поскольку, как правило являются рассадниками криминала и антисанитарии. Любой бизнес, будь то малый или крупный, должен прежде всего быть цивилизованным», — заявил в четверг Глава Администрации президента Сергей Иванов.

Другой немаловажный аспект связан с вопросами безопасности, который вынуждены признавать даже те, кто выступает в защиту интересов бизнеса. Напомним, что именно соображения безопасности, обусловленные близостью торговой инфраструктуры к объектам метрополитена и легли в основу решения о сносе.

«С одной стороны, власти должны создавать благоприятные условия для развития бизнеса, с другой — город несет ответственность за безопасность жителей. И если объект представляет определенную угрозу, то власти должны обеспечить в первую очередь безопасность жителей. Характерный пример — это метрополитен. Не будем забывать, что по сути у него есть функции бомбоубежища. Если что-то случится, туда ринется огромное количество людей, и совсем плохо, если они будут натыкаться на какие-то строения при входе в метро», — заявил ТАСС бизнес-омбудсмен Москвы Михаил Вышегородцев.

Схожего мнения придерживается и первый заместитель начальника Госинспекции по контролю за использованием объектов недвижимости Москвы Тимур Зельдич. По его словам, многие объекты, включенные в сносной перечень, стоят на инженерных коммуникациях, а это значит, что они потенциально опасны как сами по себе, так и с точки зрения эксплуатации инженерных сетей.

«Во-первых, никто из надзорных органов не знает, как строились эти объекты, насколько были учтены соответствующие нормы и правила. Во-вторых, к примеру, при любой аварии теплосети или газопровода аварийные службы будут не в состоянии оперативно устранить последствия просто потому, что им мешает объект самостроя, причем по факту уже капитальный», — говорит Зельдич.


Одним словом, история со сносом торговых павильонов обнажила целый пласт самых непростых и неоднозначных социально-экономических взаимоотношений, свойственных любому мегаполису. И Москва здесь, как показала практика, исключением не является.


Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.