Люди “ямы”

“В один из холодных дней на прошлой неделе на краю огромного карьера в российском городе Асбесте припарковался внедорожник… Две молодые женщины в ярких пуховиках вышли из машины покурить и полюбоваться панорамой того, что более века было основной отраслью производства Асбеста и главным источником его гордости”, – пишет Анна Немцова в статье для Foreign Policy.

 

“Рабочие “Ураласбеста”, компании, разрабатывающей этот карьер, называют его просто “ямой”, – говорится в статье.

 

Юлию Талипову и ее подругу Лилию Орлову не беспокоило то, что они вдыхают асбестовое волокно, которое на Западе повсеместно считается причиной легочных заболеваний, отмечает побеседовавшая с ними автор статьи. “Вы здесь, чтобы критиковать добычу асбеста?.. Если, не дай Бог, закроется “Ураласбест”, всей жизни в городе придет конец”, – заявила Орлова.

 

Как и в большинстве из 400 таких же моногородов, жизнь населения Асбеста зависит от интересов, настроения и решений руководства единственного работодателя в городе – компании “Ураласбест”, поясняет Немцова.

 

“Жители города видят в каждом журналисте, посещающем город, еще одного критика “Ураласбеста”, без сомнения, нанятого загадочными силами “международной антиасбестовой кампании”, – отмечает журналистка.

 

“Вся серьезность ситуации окончательно прояснилась для нас только на третий день нашего пребывания там”, – пишет она.

 

“Сегодня около 6 утра два человека в камуфляжной форме приехали на машине и спросили о том, где вы находитесь, – сообщил менеджер в гостинице, где остановились журналисты. – Но мы не даем личную информацию о наших клиентах. Они не предъявили никакого удостоверения. Все, что они сказали, – что они здесь ради вашей безопасности”.

 

В тот же день мы взяли интервью у пациентов одной из поликлиник города. Единственный онколог в городе принимает от 40 до 50 пациентов в день, сообщили нам ее сотрудники, пишет автор статьи.

 

“Пациентка, страдающая раком молочной железы, Галина Брусницына, проработала на “Ураласбесте” 36 лет… У другого пациента, 56-летнего Ивана Солодаева, четвертая стадия рака легких”, – говорится в статье.

 

“Солодаев пригласил нас поговорить с его женой, которая работала охранником на бензоколонке. Через несколько минут после того, как мы зашли в помещение на заправке, на столе Нины Солодаевой зазвонил телефон. Служба охраны настоятельно советовала ей прекратить разговор с чужаками. В тот же день Солодаеву уволили. Оказалось, что заправка принадлежит заводу и что она нарушила правила, пропустив посторонних на объект “Ураласбеста”, – пишет Анна Немцова.

 

Мы поспешили в мэрию, где чиновники заверили нас, что Солодаев и его жена будут получать помощь от городской администрации, рассказывает автор. “Общественные организации в Асбесте сомневаются в реалистичности таких обещаний”, – отмечает она.

 

“Почему в Асбесте так велик страх?” – спросила автор статьи у Юрия Дружинина, члена общественного совета при местном отделе МВД. “Все боятся, что добыча асбеста здесь может прекратиться в результате международной критики асбестовой промышленности… Будущее города больше всего беспокоит всех местных чиновников”, – ответил он.

 

Министерство труда и социальной защиты обещало выплатить около 9,4 тыс. долларов семьям, которые готовы уехать из российских моногородов, и до 25 тыс. долларов семьям, которые решат перебраться на Дальний Восток, говорится в статье.

 

“Некоторые безработные жители города, особенно молодые, с радостью пойдут на эту сделку… А что же будет с остальными?” – задается вопросом Анна Немцова.

 

Источник: Foreign Policy

 http://inopressa.ru

ВСЕ НОВОСТИ… 

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.