“Все одичали”: американский журнал собрал восемь “ужасающих историй” из жизни гомосексуалистов в России

Журнал The New Republic описал восемь историй, в которых рассказывается, как тяжело живется в России людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Первая история, поднятая Юлией Иоффе, посвящена громкому скандалу с участием известного журналиста Антона Красовского.

 

В январе Красовский, занимавший должность главного редактора подконтрольного Кремлю интернет-телеканала Kontr TV, пригласил на эфир группу транссексуалов. Передача была посвящена законопроекту о запрете пропаганды гомосексуализма. На записи программы Красовский заявил, что депутаты, поддержавшие “антигейский” закон, голосовали против самих себя. Кроме того, журналист откровенно признался, что гей, и при этом такой же человек, как зрители, “как президент Путин, как премьер Медведев, как депутаты Государственной думы”.

 

Заявление произвело эффект разорвавшейся бомбы. Эфир немедленно прервали. В ту же ночь все передачи Красовского стерли с сайта, он был уволен еще до наступления утра, причем по СМС, говорится в статье. Сам журналист рассказал Юлии Иоффе, что после этого смелого признания его мать хочет переехать, так как “все соседи узнали, что я не телезвезда, а поганый пидор”, пишет InoPressa. Но при этом Красовскому, по его словам, приходят тысячи писем с выражениями поддержки и всего несколько с угрозами.

 

Вторая история, о которой пишет Иоффе, – из жизни американского журналиста Майка и его возлюбленного, россиянина Феди (имя изменено). Они полюбили друг друга в 2010 году, открыто стали жить вместе. Семья Феди постепенно приняла их отношения. Однако, осознавая отношение большинства людей в России к геям, мать Феди запретила Майку публиковать статью об их любви.

 

Третья история, описанная в статье, посвящена юристу Марии Козловской, работающей в организации LGBT NETWORK в Петербурге. Как известно, власти этого города первыми приняли закон против “пропаганды гомосексуализма”. Козловская рассказала автору статьи, что в Северной столице увеличилось число нападений на геев. Когда недавно Козловская и ее клиент, ставший жертвой, приехали в суд, на них напали скинхеды, которые забросали юриста яйцами, а гея избили. Примечательно, что полиция по жалобе на этот случай не приехала.

 

Четвертая история связана с деятельностью одиозного неонациста Максима Марцинкевича по кличке Тесак. Члены основанной им организации “Оккупай педофиляй” при помощи наживок в Сети ловят гомосексуалистов, на допросе унижают их, а затем обливают мочой. Записи унижений они выкладывают в Сеть.

 

Убитый за ориентацию, ВИЧ-инфицированный и смелый сотрудник мэрии

 

В пятой истории речь идет о диком случае в Волгограде, где несколько молодых людей, узнав, что их друг и собутыльник гомосексуалист, избили его, засунули ему в задний проход бутылки от пива, попробовали поджечь, а затем убили, чтобы он на них не донес. Об этом преступлении сообщает и газета El Pais.

 

В минувший четверг международная правозащитная организация Spectrum Human Rights Alliance (SHRA) сообщила, что в России молодой гомосексуалист умер от пыток, которым его подвергла группа неонацистов, говорится в статье, о которой пишет InoPressa.

 

Герой шестой истории, описанной Иоффе, – ее друг-гомосексуалист Андрей. По ее словам, Недавно у него обнаружили ВИЧ. Друзья Андрея собрали деньги на его лечение. Он рад, так как боялся, что его будут осуждать, но не знает, стоит ли сообщать другим о своем диагнозе. Ведь, по словам Андрея, в России о ВИЧ говорят шепотом, даже врачи.

 

В седьмой истории рассказывается о бывшем сотруднике одной из структур правительства Москвы Александре Смирнове, который дал откровенное интервью для публикации о российских гомосексуалистах и лесбиянках в “Афише”. После того, как он положил номер “Афиши” с интервью на стол начальнице, та сначала призналась, что с уважением отнеслась к моему поступку. Но через несколько дней она стала намекать, что если он не уволится по собственному желанию, то проблемы начнутся у коллег.

 

“Он нарушил молчание, услышав, что Путин и Медведев хвастаются отсутствием дискриминации геев в России”, – отмечает Иоффе.

 

“Все одичали”

 

Заключительная, восьмая история, рассказывает о 40-летней незамужней москвичке по имени Саша, которая попросила своего друга, гомосексуалиста Бориса, стать отцом ее ребенка (имена изменены). Тот согласился. 18 июня у них родилась дочь. Все друзья были рады за них и никто не вспоминал о “кампании законодателей, которая запрещает всем называть отношения Саши и Бориса “нормальными”, подчеркивает Иоффе. Однако Борис согласился на публикацию этой истории лишь с условием изменения имен. После принятия “антигейского закона” в России “все одичали”, пояснил он.

 

Об усилении давления на российских геев и их опасениях за свою жизнь и здоровье говорится и в статье в газете The Times. Россиянин Дмитрий Исаков, недавно устроивший одиночный ЛГБТ-пикет, рассказал журналистам, что боится столкнуться с насилием или с ним произойдет какой-нибудь “несчастный случай”. Он называет новый российский закон против так называемой пропаганды гомосексуализма “бесчеловечным”, цитирует The Times InoPressa.

 

На эту же тему и статья в газете The Washington Post социолога Лори Эссиг, которая видит корни предвзятого отношения к геям в России в истории российской сексологии. Она отмечает, что в то время как на Западе гомосексуальность считается неким неизменным состоянием, российская наука всегда уверяла, что гомосексуализм “излечим”. По данным Эссиг, которые приводит InoPressa, и сегодня многие российские лесбиянки попадают в психбольницы из-за своего влечения к женщинам. Иными словами, лесбиянок считали “больными”, которых надо лечить, а мужчин-гомосексуалистов – “преступниками”, которых надо наказывать, отмечает автор.

http://www.newsru.com

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.