Ограниченная демократия от Бориса Годунова до Владимира Путина

«Существует связь между событиями, происходящими в России, и представлением в Палермо оперы «Борис Годунов», пишет Джузеппе Пеннизи в статье, напечатанной в онлайн-издании Il Nuovo Riformista.

 

«Владимир Путин возвращается в Кремль, и 9 марта Институт исследований международной политики (ISPI) распространил досье о России и ее ограниченной демократии. В Палермо с 23 по 30 марта будет идти опера Модеста Мусоргского «Борис Годунов», не звучавшая в городе на протяжении 25 лет. Это творение — великолепная хоральная фреска, мощное сценическое произведение, солировать в котором будет Ферруччио Фурланетто. В этой роли он выступал и в храме русской музыки — Мариинском театре в Санкт-Петербурге», — сообщает корреспондент.

 

«Совпадение — случайное, но существует связь между представлением «Бориса Годунова» в Палермо и событиями в России. Модест Мусоргский создал по меньшей мере две версии текста и музыки оперы, основанные частично на драме из 24 сцен Александра Пушкина и частично — на «Истории государства российского» Николая Карамзина, — говорится в статье. — Пушкин и Карамзин по-разному воспринимали историю Бориса. По мнению Пушкина, это была трагедия власти, построенной на преступлении. Со своей стороны, Карамзин считал, что история царя-узурпатора была эпизодом в процессе, который привел к умиротворению и объединению Всея Руси благодаря Романовым».

 

«Если использовать лексику Сергея Хрущева, то Борис Годунов, как и Путин, установил «ограниченную демократию», — продолжает автор статьи. — Мы видим попытку создать политическое единство России. Попытка провалилась, когда молодой монах (Григорий) восстал против царя-узурпатора, объявил себя исчезнувшим когда-то при таинственных обстоятельствах наследником трона (Дмитрием), воспользовался своим обаянием, чтобы завоевать польскую принцессу и при содействии иезуитов, желавших обратить Россию в католичество, сформировал армию из бунтовщиков, поляков и литовцев, чтобы пойти на Москву».

 

«Отношения Москвы с бывшими советскими республиками, с ее соседями в славянском мире, с западными странами иногда заставляют вспоминать о коллизиях конца XIX — начала XX века, а также о событиях, различным образом интерпретированных в двух «народных музыкальных драмах» Мусоргского — «Борисе Годунове» и «Хованщине», — пишет автор. — В основе первого произведения — два политических преступления: первое совершается для обеспечения вступления на престол законного наследника, второе — ради обретения идентичности убитого и превращения в узурпатора. Борис намеревается объединить Россию; Лжедмитрий хочет сблизить Россию с Западом и с этой целью вступает в союз с недовольными правлением Бориса боярами, а также поляками и литовцами. Борис обречен на поражение, так же как Лжедмитрий. «Умиротворения» и «нормализации» добились Романовы, но из современной западной жизни они сумели перенять лишь поверхностные аспекты, поэтому и сами были свергнуты Лениным, когда намеревались прийти к «ограниченной демократии», — рассуждает Джузеппе Пеннизи.

 

Возникает вопрос: насколько поверхностна европеизация, осуществляемая Владимиром Путиным? Путь к модернизации, избранный им, основывается на поддержании национального единства и открытости рынку, но при этом, на взгляд автора, недостает «духовной» составляющей, а «без нее не прийти к современности».

Источник: Il Nuovo Riformista

 http://inopressa.ru

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.