Житель Отрадного второй год не может вернуть изъятые полицейскими 2,5 млн рублей

30-летний житель Отрадного Сергей Сидоров второй год пытается вернуть 2,5 млн руб., изъятых полицейскими при странных обстоятельствах.

По словам адвоката Андрея Кожемякина, Сергей Сидоров простой рабочий-вахтовик. Он трудится в нефтянке, периодически уезжая в длительные командировки в другой регион страны. Осенью 2013 г. Сидоров и супруга запланировали переехать в Самару. Для этого они намеревались продать свое жилье в Отрадном. А чтобы получить недостающие средства, Сидоров 27 сентября заключил договор процентного займа с частной фирмой на 2,5 млн рублей.

Вскоре Сидоров уехал в очередную командировку, а деньги, которые фирма-кредитор отправила почтовым переводом на его имя, он поручил получить по доверенности своему другу из Отрадного Сергею Попкову.

“Днем я пришел в почтовое отделение на улице Партизанской и получил по доверенности 2,5 млн рублей наличными, – рассказывает Попков. – Деньги сложил в обычный пакет, а когда я повернулся, чтобы уходить, увидел перед собой двух мужчин. Они представились сотрудниками полиции. Показали удостоверения. Но я от волнения даже не смог понять, что в них написано. Люди, представившиеся полицейскими, сразу завели меня в одно из помещений почты, забрали пакет с деньгами, отобрали мой травматический пистолет. Пугали меня. Говорили, что посадят. Я вообще не понимал, что происходит. Потом они увезли меня в УМВД города Самары. Там продолжали пугать. Говорили, что эти деньги якобы уже никто никогда не получит. В итоге я провел в полиции весь день. Отпустили меня около 11 часов вечера”.

18 октября, когда Сидоров вернулся с вахты, они с Попковым обратились за помощью в возврате денег к Андрею Кожемякину.

“Сначала мы стали выяснять причину изъятия денег и требовали их возврата, так как деньги абсолютно легальные, – рассказывает адвокат. – Мы выяснили, что изъятие проводили сотрудники ОЭБ и ПК УМВД Самары. Самое интересное, что сотрудник полиции, который изымал деньги у Попкова, заявил, что материала об изъятии наличности у них нет, они его “отправили”. Для нас очевидно, что ситуация в общем связана с удержанием денег в полиции любыми путями”.

Как пояснил Кожемякин, согласно УПК РФ, решение по материалу об изъятии денег нужно было принять уже через 10 дней, то есть 12 октября. Полицейские либо должны были возбудить уголовное дело, либо отказать в его возбуждении и вернуть деньги. Проверку по материалу можно продлить и до 30 дней, но уже с санкции прокурора.

“И для нас начался процессуальный футбол, – продолжает адвокат. – Когда мы пришли в УВД разбираться, по делу уже должно было быть принято процессуальное решение. Но как я понял, какое-то решение уже было и материал куда-то был отфутболен, дабы установленные УПК РФ сроки не “горели”. Резкость действий полицейских для меня была очевидной. Например, пока Сидоров был на вахте, к нему домой приехали сотрудники полиции, его мама упала в обморок и для нее вызвали “скорую”. Также полицейские забрали травматический пистолет у моего доверителя Попкова без надлежащего оформления. И только через четыре месяца его выдали ему лицензионщики, причем без формуляров, не соблюдая процессуальные процедуры. Возможно, полицейские надеялись, что Попков с Сидоровым оговорят себя”.

Поскольку Сидоров в октябре дважды не заплатил проценты по кредиту, фирма-заемщик предъявила ему иск за неуплату процентов. Однако Сидоров и кредитор заключили мировое соглашение, по которому мужчина вынужден был взять на себя обязательства вернуть оставшуюся часть долга на полгода раньше – до 1 марта 2014 года.

Из-за необходимости срочно возвращать долг в конце 2013 г. Сидоров обратился с иском к ГУ МВД по Самарской области о возврате изъятых у него денег.

По словам Андрея Кожемякина, в апреле 2014 г., пока шел гражданский процесс по иску о возврате денег, ему удалось попасть на прием к руководителю финансовой комиссии московского Контрольно-ревизионного управления, работавшей в региональном Главке.

“Я объяснил ему предмет моих претензий к ГУ МВД и, самое главное, указал на опасение, что изъятые деньги вообще отсутствуют, – делится предположениями Кожемякин. – И я был очевидцем событий, когда эти 2,5 млн рублей искали примерно полдня. Если бы деньги были изъяты по закону, покупюрно осмотрены, переписаны или они бы лежали на счете, их бы нашли очень быстро. Если бы они лежали в сейфе, нескольких сейфах, их бы тоже быстро нашли. Но поиск денег затянулся до вечера. Тогда мне позвонил руководитель комиссии и сказал, что деньги нашлись: “Вы не переживайте, их описали и осмотрели”.

Тогда у адвоката и его доверителей возникли предположения, что деньги работники аппарата МВД России буквально выворачивали из карманов сотрудников БЭП. Или тех, у кого они могли находиться.

Также пока шел гражданский процесс по иску Сидорова к ГУ МВД области, адвокат дважды ходил на прием к заместителю руководителя ведомства Николаю Турбовцу.

“Я, апеллируя и нормами права, и предоставляя хронику событий, пытался объяснить, что за восемь месяцев после изъятия денег надо было уже что-то сделать. Или привлечь виновных к уголовной ответственности, или вернуть деньги”, – говорит адвокат.

Результата эти встречи также не принесли.

Кстати, к тому времени Сидоров, чтобы вернуть долг, продал свою квартиру в Отрадном, из-за финансовых неурядиц развелся с женой.

Гражданский процесс по иску Сидорова к ГУ МВД закончился в конце мая 2014 года.

“Мы были вынуждены отказаться от своих исковых требований в связи с тем, что на заседание суда юрист УВД Самары принесла документы о возбужденном 26 мая уголовном деле, – говорит Андрей Кожемякин. – Юрист заявила, что к делу они якобы приобщают изъятую у Сидорова сумму денег”.

Уголовное дело, о котором идет речь, по словам адвоката, было возбуждено в отношении неустановленного лица по ч. 1 ст. 173.1 УК РФ (создание юридического лица через подставных лиц).

“Это, на мой взгляд, искусственное дело, – считает Андрей Кожемякин. – У Сидорова и Попкова не было в этом уголовном деле иного статуса, кроме как свидетели”. Но отрадненец вынужден был отказаться от гражданского иска к ГУ МВД — из-за опасений, что суд не понял бы ситуацию с возбуждением уголовного дела и мог бы отказать в иске, лишив права претендовать на эти деньги.

После отказа от иска адвокат Кожемякин с доверителями продолжали жаловаться во все возможные инстанции.

В июле прошлого года их пригласили к следователю, который вручил Попкову на подпись квитанцию о приеме изъятых денег.

“Это процессуальный коллапс, я считаю, – возмущается Кожемякин. – В квитанции указано, что деньги идут на депозит. А они были изъяты 2 октября. То есть возникает вопрос: “Где эти деньги были все эти девять месяцев?”. По возбужденному делу нас допросили. И стала очевидна притянутость изъятых денег к этому появившемуся делу, так как события совсем разные. Мы снова стали обращаться с требованием вернуть деньги”.

В ноябре прошлого года, когда адвокат Кожемякин с доверителями обратились в прокуратуру Кировского района, зампрокурора переадресовал их в следствие.

“Мы пришли к заместителю начальника следственного отдела Хайруллиной, – рассказывает Сергей Попков. – Она просила Сидорова открыть счет, и якобы туда будут перечислены деньги. В итоге Сидоров даже два счета открыл. Реквизиты мы передали Хайруллиной”.

Но денег, по словам Андрея Кожемякина, Сидоров не получил до сих пор.

“Теперь по поводу невозврата денег говорят следующее: “Сейчас дело расследуется, будет результат – вернут деньги”, – рассказывает адвокат. – Но тут же берут и незаконно приостанавливают это дело. Потом по нашей жалобе постановление о приостановке дела отменяется, дело неделю порасследуется и снова приостанавливается. И опять мы жалуется, дело возобновляют, а потом приостанавливают снова. И так продолжаться может бесконечно. А цель – не возвращать изъятые деньги. То есть используется известный, банальный метод приостановок расследования с целью невозврата денег”.

По словам Андрея Кожемякина, 6 апреля этого года он и его клиенты были на приеме у нового начальника ГУ МВД Самарской области Сергея Солодовникова.

“Он нас уверил о том, что выяснит, где находятся деньги, – говорит Андрей Кожемякин. – Он поручил начальнику УСБ ГУ МВД РФ по Самарской области и врио начальника ГСУ разбираться с этой ситуацией”.

А 14 апреля на имя Андрея Кожемякина пришел ответ из ГУ МВД РФ по Самарской области за подписью начальника ведомства Сергея Солодовникова, в котором говорится, что при проверке сведений о личной заинтересованности представителя следствия Хайруллиной в незаконном приобщении к материалам уголовного дела изъятых у Попкова дененг не нашли своего объективного и документального подтверждения. Но в действиях сотрудника ОЭБ и ПК того же УМВД по городу Самаре установлены нарушения требований УПК РФ при проведении проверки, в рамках которой у Попкова изъяты деньги. “Однако привлечь его к дисциплинарной ответственности в настоящее время не представляется возможным в связи с истечением срока давности наложения дисциплинарного взыскания”, – говорится в ответе генерала Солодовникова.

А Сергей Сидоров в итоге своих денег до сих пор так и не вернул.

Источник

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.