Уездный город Сызрань (1780 – 1917 гг.)

Пугачевщина показала слабость власти на местах, и Екатерина II решительно взялась за реформы. Увеличилось число губерний, в городах создавалась полиция. Сызран в 1780 году вошел в состав образованного Симбирского наместничества и получил собственный герб – черный бык в золотом поле – за успехи в торговле скотом и хлебом. Автором этой остроумной геральдической идеи был граф Санти. В здании бывшей воеводской канцелярии расположился городничий со штатом. Первым на этой должности оказался Иван Гаврилович Дмитриев – богатый помещик, из местных.


Выбор оказался более чем удачным. Владелец 1500 крепостных душ, Дмитриев выезжал из дома не иначе как в сопровождении дюжины крепких дворовых людей, наряженных в венгерские кафтаны. Это было вернее худосочной полиции. Сызран поделили тогда на 6 кварталов, назначив в каждом квартального надзирателя и его помощника. Была и штатная воинская часть – инвалидная команда во главе с секунд-майором Паговским, которая жила в отдельной слободе в районе нынешнего драмтеатра. Но состояла она из солдат немолодых и из строевой службы вышедших. Дмитриев был человек строгий, но справедливый. Одиннадцать лет он твердой рукой наводил порядок в городе и немало сделал для укрепления авторитета закона, за что пользовался уважением сызранцев. Кстати, при поступлении его на должность в тюрьме сидело всего два арестанта: беглый крестьянин и касимовский мещанин, удравший от кредиторов. Тогда же в Сызране была создана почтовая экспедиция, обслуживающая направление Симбирск-Саратов, и назначен почтмейстером подпоручик Волков. Эстафеты отправляли не регулярно, а по мере надобности.

Произошли перемены и в других сферах городской жизни. Купцы теперь выделялись в привилегированное сословие, свободное, в частности, от рекрутской повинности. Взамен они должны были платить повышенный денежный сбор. Это привело к тому, что многие из них стали записываться в мещане. Так, на 1783 год купцов в Сызране значилось 187 душ, а убыль объявленного капитала составила 2665 рублей. Подавляющее большинство записалось в третью гильдию. Это была “мелкота”, оплачивающая минимально допускаемый законом сбор, сначала 500, потом 1000 рублей. Во второй гильдии состояло только двое: Петр Веденисов и Петр Заворотнов. Они занимались солью и вином – самыми выгодными товарами XVIII века. Доходы от этого позволили им в 1802 году выстроить красивейшую каменную Троицкую церковь. Остальные горожане записались в мещане и цеховые. Они платили в казну рубль двадцать копеек годового налога и несли всевозможные повинности. Например, отправляли в армию два раза в год четверых рекрутов. “Призывали” тогда на 25 лет, служба была тяжелой, и отправляли в защитники Отечества часто за провинности. Хотя были забубенные головушки, которые шли своей охотой. В 1783 году, например, добровольно нанялся в солдаты сын сторожа Христорождественского собора Никифор Лазарев. Посетивший в том же году Сызран симбирский чиновник Масленицкий писал, что в городе 6580 человек обоего пола, проживающих в 1310 домах, большей частью весьма ветхих. Хлебная торговля незначительна – в год на 2000 рублей. Многие горожане кормились тогда отхожими промыслами: журналы магистрата полны записей “находится в Астрахани”, “находится у Черного Яра”, “находится у Батракского перевоза”. Нередко судьба заносила их еще дальше. В 1783 году Потап Жирнов просит причислить в купечество своего сына Степана, выкупленного из Хивы, где он был в плену более десяти лет.

Внутреннее самоуправление находилось в руках двух бургомистров и четырех ратманов, составлявших магистрат. Они избирались на срок до трех лет, а купецкий, мещанский и цеховой старосты – ежегодно. Последние разбирали споры, “выколачивали” налоги, распределяли повинности. Магистрат, кроме всего прочего, обладал правом суда над горожанами. В разное время во главе его стояли Андрей Серебряков, Яков Веденисов, Иван Седякин.

Приходилось сызранскому магистрату заниматься и делами Канадея. Власти весьма непродуманно дали в 1780 году этой бывшей крепости статус города – центра уезда. Но так как там совершенно не было своего купечества, его жителям приходилось все время обращаться в Сызран. Посланцы нашего магистрата постоянно ездили к соседям производить оценки, устраивать торги. В конце концов в 1796 году Канадей был лишен статуса города и вошел со всей округой в Сызранский уезд.

В 1787 году в нашем городе создали двухклассное народное училище, в которое набрали 15 человек. Содержалось оно на местные средства, и делами его ведал специальный попечительский совет. Преподавал в нем Хрисанф Воскресенский, происходивший, судя по фамилии, из духовного сословия. В 1799 году училище закрыли за неимением средств.

В 1780 году Екатерина II распорядилась, чтобы в каждом уезде был дипломированный медицинский работник. Тем не менее в 1783-ем магистрат с горечью констатировал: “В городе Сызране ни доктора, ни лекаря не имеется”. Однако уже двенадцать лет спустя за здоровьем жителей уезда следил штаб-лекарь Трофим Ноздря.

Год 1795 был для Сызрана переломным. Предшествовали этому, как водится, знамения. Во время грозы молния ударила в Покровский собор и разбила хрустальное паникадило. А титулярный советник Андрей Кайсаров, будучи, видимо, человеком веселого нрава и находясь в подпитии, в гостях у Дмитриевых говорил, что “город Сызран построен худо и его надо сжечь и построить заново. Я уже три города так сжег”. Язык мой – враг мой.

17 июля в жаркую и ветреную погоду город сгорел дотла. Уцелели лишь заречные слободы. В доме Дмитриева, бывшего в то время уездным предводителем дворянства, сгорела даже металлическая посуда. Пожар стоил должности тогдашнему городничему Есипову, а болтуну Кайсарову пришлось долго объяснять в суде, что он шутил.

Но нет худа без добра. Город решено было восстанавливать по регулярному плану, составление которого поручили уездному землемеру Ивану Гильдебранту. Каждый желающий получить место и разрешение для строительства обязывался представить ему чертежи будущего здания. Так что Гильдебрант является, по сути, нашим первым городским архитектором. Должность эта во все времена была нелегкой. Однажды мещанин Яков Хлебников, встретив землемера в доме купца Павлыгина, так ударил его по голове, что бедный Иван Александрович лишился чувств. Жалоба в магистрат осталась без последствий, ибо обидчик состоял там в должности ратмана.

Ничто, однако, не в силах остановить прогресс. В 1804 году первый регулярный план Сызрана был составлен, и сам император Александр I наложил на него резолюцию: “Быть по сему”. Город занимал 5516 десятин, доходя до нынешнего Волжского переулка, и имел три заречные слободы: Покровскую и Ильинскую за Крымзой, Преображенскую за Сызраном. Заботясь о культурном досуге граждан, власти предусмотрели место для 7 питейных домов.

Но не хлебом единым жив человек. Немало среди наших земляков было людей образованных, незаурядных. Тот же городничий Дмитриев знал два иностранных языка, имел огромную библиотеку, выписывал газеты из Петербурга, Москвы и даже Гамбурга. В качестве домашнего учителя у него жил бывший королевский гвардеец француз Данглемон. Сын Дмитриева Иван Иванович стал известнейшим поэтом, одним из реформаторов литературы (в свободное от стихотворства время он работал министром юстиции). В Сызране впервые перевели на русский язык Гете, Камоэнса, знаменитые “Письма Абеляра к Элоизе”.

Часто бывали в нашем городе известнейший гравер Платон Бекетов, великий историограф Карамзин. Последний даже написал повесть о крестьянине села Чекалино Фроле Силине. Она так и называлась “Фрол Силин – замечательный человек”. В селе Верхняя Маза после выхода в отставку жил известный поэт-партизан, герой войны 1812 года Денис Давыдов. А в 1849 году к сызранскому купцу Мясникову приезжал драматург Островский, известный бытописатель “темного царства”.

Помимо культуры дворянской, существовал огромный пласт другой культуры – народной. Много образованных людей было среди старообрядцев. Они отыскивали и тщательно переписывали древние книги, скупали предметы старины, хорошо знали и ценили иконопись. В Сызране и уезде в начале 30-х годов XIX века собирал народные песни Языков, откуда-то отсюда привез он и знаменитую разбойничью: “Не шуми ты, мати, зеленая дубравушка”.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.