Это Россия: жизнь в КХЛ – деньги

Отрывок из книги «Это Россия: Жизнь в КХЛ – доктора, базы и миллионы воздушных миль» (This is Russia: Life in the KHL – Doctors, Bazas and Millions of Air Miles), написанной Берндом Брюклером при участии Ристо Пакаринена.

 

Деньги – это хорошо, особенно, если представить себе, что у тебя остается после уплаты налогов, и это единственная вещь, которая имеет значение.

 

Существует также детально разработанная система бонусов помимо твоего индивидуального контракта, а еще бывают неожиданные бонусы, которые возникают, если команда после второго периода проигрывает 0 – 2, а ваш генеральный менеджер (GM) очень и очень хочет добиться победы.

 

Существует немало историй о разных генеральных менеджерах, появляющихся в раздевалке во время перерыва и обещающих всем дополнительные 5 000 долларов за победу в матче. К сожалению, ничего подобного не происходило в Нижнем Новгороде или в Новосибирске, когда я там играл.

 

В начале года каждому игроку выплачивается индивидуальный бонус. Вратарь моего уровня может получить 5 000 долларов за игру на ноль и 2 500 долларов за игру с одной пропущенной шайбой. Если ты оказываешься в пятерке лучших в лиге по количеству сейвов или заброшенных шайб, то бонус может составить 20 000 долларов. Наши легионеры имели различные бонусы за голы и голевые передачи, но они получили их только в том случае, если их соотношение плюс/минус оказывалось положительным.

 

У одного из моих товарищей по команде существовало положение в контракте о получении бонуса, если это соотношение было плюс 10 и выше. К сожалению для него, он получил травму во время игры в январе. К сожалению для команды, в момент получения им травмы у этого игрока показатель был также плюс 10.

 

Он понимал, что больше в этом сезоне он уже на лед не выйдет, но он сыграл больше половины матчей и заработал свой бонус по системе плюс/минус. Но когда он в следующий раз посмотрел на свою статистику, то увидел, что его соотношению плюс/минус оказалось на уровне плюс 9.

 

Вероятнее всего, кто-то из команды позвонил в лигу, и в результате этот игрок не получил причитавшийся ему бонус в размере 25 000 долларов.

 

У нас также существовал командный бонус: если мы выходили в плей-офф, то получали по 1 000 долларов на человека за каждое набранное очко в таблице результатов. Это невероятный бонус, если учитывать, что нужно было набрать 75-85 очков только для попадания в плей-офф.

 

Хитрая вещь относительно бонусов состоит в том, что они не всегда упоминаются в основном контракте, и поэтому иногда они просто не выплачиваются. В Нижнем Новгороде игроки договорились о том, чтобы бонусы за очки прямо добавлялись к их месячной зарплате, и поэтому в сезоне 2011 – 2012 годов, спустя год после того как я покинул команду, игроки стали получать бонусы за каждое очко даже в том случае, если команда не попадала в плей-офф.

 

Магнитогорск и некоторые другие команды имеют двойные бонусы. За победу они получают по 3 000 долларов, но две победы подряд повышают бонус до 4 000 долларов, третья победа – до 5 000 долларов, а четвертая – до 6 000 долларов. Однако после поражения игроки вновь получают по 3 000 долларов за одну победу. И такая система существует для всех игроков – от центрального нападающего первого звена до седьмого защитника.

 

В Нижнем мы могли получить по 5 000 долларов, если занимали место в первой шестерке среди 12 команд нашей конференции в определенные отрезки сезона. Если мы не добивались такого результата, то выплата бонусов оказывалась под вопросом.

 

Ко второму моему году я уже стал ориентироваться в городе и в лиге и даже немного начал говорить по-русски, но Россия и КХЛ, тем не менее, смогли меня удивить.

 

Моя первая зарплата в том году была вновь задержана, и на этот раз это были не только деньги новых игроков – речь шла обо всех хоккеистах команды. Наш клуб в тот момент поменял банк, и новый банк к тому времени еще не успел изготовить пластиковые карточки для банкоматов (банки любят работать с хоккейными командами как клиентами, поскольку они полагают, что все хоккеисты будут хранить у них свои деньги).

 

Я был тогда в команде уже полтора месяца, и наш капитан Михаил Варнаков-младший задал вопрос относительно выплат. Ходили слухи о том, что деньги скоро выплатят, но ничего не происходило. Прошла неделя, и затем, в понедельник было объявлено, что все получат свои деньги после тренировки.

 

И это могло означать только одно. Наличные. После тренировки было сказано, чтобы мы ждали своей очереди для получения денег. Перед одной из складских комнат стоял высокого роста и крепкого телосложения охранник.

 

Естественно, он был одет в черный костюм. Через некоторое время меня попросили зайти.

 

Я схватил пакет для мусора и вошел в помещение. Там были еще два охранника, за столом сидела женщина, и перед ней были разложены пачки денег – некоторые в небольших пластиковых пакетах, а другие были перевязаны резинками. Под каждой пачкой лежала записка с фамилией игрока, и поэтому я смог увидеть ту, на которой было написано «Брюклер».

 

Генеральный менеджер команды – это главный босс, именно он ведет переговоры с игроками по поводу контрактов, а также некоторые беседы со спонсорами. Спортивный директор отвечает за команду во время сезона, а менеджер команды занимается вопросами логистики, а также такими вещами как моя квартира. Никого из них не было в комнате, где нам выдавали деньги.

 

Атмосфера была очень… русской. Очень официальной. Для меня эта ситуация была странной, и поэтому я хотел поскорее туда войти и так же быстро оттуда выйти. Меня интересовал вопрос о том, знал ли кто-нибудь за пределами команды, помимо этой леди и охранников, находившихся передо мной, о том, что мы в этот день получаем деньги. Однажды я оставил в своей машине коробку для покерных фишек, а когда я вернулся через 30 минут, то обнаружил, что заднее стекло было разбито, а коробка исчезла. А что будет, если кто-нибудь узнает, что у меня с собой 1,8 миллиона рублей?

 

Русские не любят крупные банкноты из-за большого количества фальшивок. Во многих местах не принимают тысячерублевые купюры, а это 30 долларов. Если взять 350 долларов, то получится 77 сторублевых банкнот. В результате сумма в тысячу евро вполне может заполнить кошелек (моей подруги) Вееры (Veera). То есть для моей первой зарплаты потребуется мешок для мусора.

 

Леди за столом попросила меня показать паспорт. В России нужно постоянно носить паспорт с собой, потому что он везде требуется. Затем она попросила меня подписать ведомость – не было никакой возможности пересчитать деньги, и поэтому я ей просто поверил – и после этого дело было сделано.

 

Я взял пакет для мусора, набил его деньгами, затем привязал к петле на ремне и сверху опустил рубашку, чтобы его скрыть.

 

Некоторые игроки не хотели получать деньги наличными, потому что у них не было счета в банке, и у отдельных легионеров набиралось по несколько сотен тысяч долларов. Одна наводка, и нашу машину легко мог бы кто-нибудь остановить.

 

Снаружи меня, как всегда, ждал Юрий, мой шофер, и у меня был счет в банке, однако мои американские партнеры по команде не знали, что делать с наличными. Они могли положить их на мой счет или держать их дома, что не было хорошим решением. Я слышал множество рассказов о том, как люди засовывали наличные в щитки, прятали их у себя дома или устраивали тайники в клюшках.

 

Мы погрузились в маленькую машину Юрия и покинули арену. Я направился в свой банк Raiffeisen, тогда как другие игроки занялись переводом своих паспортов для того, чтобы открыть счета.

 

Ни с кем из нас ничего не произошло; никто нас не ограбил, и деньги оказались целы.

 

Оригинал публикации: This is Russia: Life in the KHL — Money / (“ESPN”, США)

http://inosmi.ru

 

ВСЕ НОВОСТИ… 

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.