ШВИДАК Игорь Александрович

Самарские подшипниковые заводы (ОАО «СПЗ» и ЗАО «СПЗ-4») в представлении не нуждаются: их продукцию знают в десятках стран мира. Благодаря предприятиям «СПЗ-групп» на этот сектор делается ставка в стратегическом развитии региона. Последние десятилетия становления самарской подшипниковой промышленности неразрывно связаны с именем человека, который останется в памяти не только как специалист высочайшего класса, опытный производственник, но и как колоритная, неповторимая личность. Сделанное им навсегда вошло в историю губернии и память соотечественников. До сих пор чиновники самых высоких уровней и простые рабочие вспоминают производственные ситуации и просто житейские случаи, неизменным героем которых был он. Генеральный директор ОАО «СПЗ» и ЗАО «СПЗ-4» (1986-2002 г.г.), кандидат технических наук, заслуженный технолог России Швидак Игорь Александрович.

 

 

В тяжелые 90 – е годы, когда рушились одно за другим оборонные предприятия, возглавляемое им производство смогло не только выстоять, но и войти в авангард предприятий российской подшипниковой отрасли. Игорь Александрович ушел из жизни несколько лет тому назад, передав свое детище в надежные руки. Его сын, Александр Игоревич, оказался достойным преемником. В качестве Президента холдинга «СПЗ-групп», он успешно продолжает дело отца, творчески сочетая позиции собственника и управленца.

 

Своим родным городом Игорь Александрович всегда считал Самару, хотя родился в Киеве, в 1937 году. Война тогда изменила судьбы многих людей, разбросав их по разным городам и весям. Исключением не стала и семья Швидака. Перед самой войной в 1939 году отца Игоря, Александра Самойловича, майора кавалерийского полка, переводят на новое место службы в город Перемышль, что на границе с Польшей. Место по тем временам спокойное, хотя уже тогда наблюдались случаи нарушения границы, да и немецкие самолеты как бы случайно вторгались в наше воздушное пространство. Тем не менее, укрепление границы шло своим чередом: Александр Самойлович принимал участие в обеспечении охраны границы, а Ольга Васильевна, мама Игоря, работала на строительстве дотов и дзотов.

 

Война со всей силой и мощью обрушилась на небольшой город-крепость Перемышль, эвакуация семей военнослужащих проходила в спешном порядке. Ольга Васильевна вспоминает, что выбежала с маленьким Игорем (ему было 4 года) на улицу прямо в домашнем халате, без документов. Муж – в части, кругом рвутся снаряды. Молодую женщину с ребенком подхватила проезжавшая мимо военная машина. С этого момента начались их скитания по дорогам Украины. Война в прямом смысле слова гналась за ними по пятам. Небольшая передышка в Киеве у родной сестры. Сюда же на адрес сестры пришло и единственное письмо от мужа, а дальше… тишина. Шестой кавалерийский полк, в котором служил отец Игоря, был практически полностью уничтожен. Ольга Васильевна воспитала сына одна, она так и не вышла замуж.

 

В Куйбышев Игорь с мамой попали случайно. После долгих мытарств и почти недельного ожидания поезда на днепропетровском вокзале, ее с сестрой и двумя детьми буквально втиснули в какой-то эшелон, направляющийся в Среднюю Азию. Теснота и духота товарного вагона, частые остановки в пути… Казалось, что этому не будет конца. Когда подъезжали к Куйбышеву, у Игоря поднялась высокая температура, где-то в дороге он подхватил скарлатину. Их сняли с поезда. Так их скитаниям пришел конец.

Он рано повзрослел. Военное детство приучило Игоря к самостоятельности, часто был предоставлен сам себе. Мама сутками была занята на производстве, нужно было кормить семью. На оставшиеся копейки она покупала Игорю книги. Он с детства любил читать, а еще увлекался техникой. Игрушки ему заменяли детали от разных механизмов, которые он приносил с улицы. По воспоминаниям Ольги Васильевны, целая гора «железяк» хранилась у него под кроватью. Знал цену труду и хлебу. Родом из детства и такие его качества как честность и принципиальность. Возможно, еще в детстве Игорь Александрович наметил себе цели и задачи, которые он и решал на протяжении всей жизни.

Бесспорно одно, Швидак сделал себя сам. Его трудовая биография от рабочего до генерального директора одного из крупнейших подшипниковых производств тому подтверждение. Он не был потомственным начальником или баловнем судьбы, не выбирал проторенных дорог. Просто делал свою работу. Учеба в техникуме, служба в армии, работа на 4ГПЗ и параллельное обучение в политехническом институте, первые увлечения наукой, аспирантура. По воспоминаниям ровесников, к каждому новому делу Игорь относился со смешенным чувством преданности и полной самоотдачи, всегда ставил перед собой высокую планку и никогда не останавливался на достигнутом. Многие вообще считают, что на научном поприще он достиг бы не меньших высот, нежели на производстве. Не будем судить, сам же он был уверен, что чем выше технический интеллект, тем глубже разбирается человек в тонкостях своей профессии.

 

1983 год. С должности главного технолога, преуспевающего по тем временам 4ГПЗ, Игоря Александровича переводят на самое отсталое в то время предприятие отрасли – 9ГПЗ. В заводских кулуарах новое назначение трактовали по-разному, но никто не завидовал.

 

Поднять слабое производство – дело не из легких. Это прекрасно понимал только что возглавивший предприятие Бубнов Юрий Иванович, поэтому и сделал ставку на Швидака, пригласив его на должность главного инженера. Когда-то они вместе сидели за студенческой партой, немало проработали бок о бок на 4ГПЗ. С таким напарником как Игорь Александрович можно было горы свернуть. И результат сказался незамедлительно.

 

Слаженная работа образовавшегося тандема во многом улучшила производственный процесс. Завод стал выполнять план. На новой должности Швидак показал всю многосторонность своей натуры: грамотный руководитель и отличный организатор, профессионал высокого класса. Он умел найти общий язык как с начальником цеха, так и с рядовым инструментальщиком, имел безукоризненный авторитет среди рабочих и способности находить рациональное зерно там, где большинство его не замечает. Например, одним из первых отозвался на просьбу в то время начальника ГУИН В.Ф. Сазонова организовать трудоустройство заключенных. В результате, созданная на заводе спецкомендатура дала производству дополнительные рабочие руки, а заключенные получили возможность освоить новые специальности. Уже потом это назвали трудотерапией.

 

О его коммуникабельности ходили легенды. Будучи лично знакомым со многими чиновниками, политиками и общественными деятелями самого разного уровня, он умело использовал связи на благо завода. Общаясь с чиновничьей братией, не боялся, в отличие от других, пойти на конфликт. И его нетерпящий возражений голос отнюдь не редко нарушал тишину административных кабинетов.

Вообще, крутость нрава Игоря Александровича была притчей во языцех. Любители похалтурить или выпить немедленно подвергались жестким санкциям. Вплоть до увольнения. Трудовые заслуги и должности в учет не принимались. Аргумент был один: «У нас оборонное производство, нарушений дисциплины не терпящее». Особой его чертой была неповторимая способность впитывать и перерабатывать все новое: от технологий, идей и починов, до увиденного необычного интерьера на соседнем заводе.

 

В горбачевскую эпоху, когда была намечена линия на кооперацию, 9ГПЗ стал одним из первых предприятий области, получивших статус открытого акционерного общества. После 91 года наступил спад производства. В трудных условиях выживания началась повальная распродажа предприятий. Швидак настолько любил свой завод, что ни одного квадратного метра, ни одного станка не было продано. В период затишья, когда спрос на подшипники резко упал, а склады были буквально завалены продукцией, Игорь Александрович принял неординарное решение, резко сориентировав завод на экспорт. В те годы для оборонного предприятия это был смелый шаг. Условия мирового рынка диктовали свои правила, и нужно было под них подстраиваться. А это значит снизить себестоимость и улучшить качество подшипников. Требовалась модернизация производства. С этой целью приобретается ремонтная база координатно-расточных станков. Ремонт оборудования проходит быстро и с минимальными затратами. В Германию срочно отправляются специалисты на переподготовку. Пришлось Игорю Александровичу пойти и на непопулярные меры: сократить рабочие места, аппарат управления. Все это было сделано Швидаком в интересах предприятия. В результате, объем выпускаемой продукции на экспорт возрос в удельном весе и доходил до 50-60%. Завод выжил. Благодаря дальновидности директора, его деловой хватке в период застоя отечественной промышленности, самарские подшипники расходились на ура в странах Европы, Азии и Америки. В новых экономических условиях работалось трудно – главное сбыт продукции. Никто уже не спускал заказы сверху, нужно было самим искать заказчиков. Для этого необходимо было знать существующий рынок, его потребности, изменить номенклатуру изделий на более востребованную. Предприятие перешло на выпуск подшипников меньших габаритов для автомобильной промышленности. Нашлись и заказчики – это автогиганты ВАЗ, КамАЗ, МИАЗ, ГАЗ. Выбранная Швидаком стратегия оказалась верной. Он всегда шагал в ногу со временем, иногда даже опережая его. Еще в середине 80-х он заразился идеей создания холдинга, который объединил бы все самарские заводы, обслуживающие автомобилестроение. Тогда идея не получила своего воплощения. Вторая попытка, уже в 1992 году, также не увенчалась успехом. Мечта его, конечно, сбылась, но значительно позже. Холдинг был создан, по-другому и быть не могло, ибо Швидак всегда добивался своего. Но Игорь Александрович долгое время корил себя за то, что в то время не настоял. Тогда можно было бы полностью сохранить 4ГПЗ от разорения, не дать растащить его по частям. Он любил этот завод не меньше, а может даже и больше, чем 9ГПЗ. Там он впервые надолго и всерьез освоил дело, которому посвятил всю свою жизнь.

 

Игорь Александрович бережно относился к кадрам, все сделал для того, чтобы сохранить специалистов, основной костяк и поныне трудится на производстве. Он первый заявил, что голодный работник – не работник, это было во времена пустых прилавков и нескончаемых очередей полуголодных и озлобленных людей. Именно он сумел организовать на предприятии систему бартера, сам лично закупал продовольствие. До сих пор работники вспоминают его с благодарностью: когда в Самаре в буквальном смысле слова население голодало, заводчане были обеспечены продуктовыми пакетами.

Он был человеком и слова, и дела. Яркой иллюстрацией может послужить эпизод середины 90-х годов. Это было время перераспределения собственности, бандитских разборок. Банк вовремя не перечислил деньги, в результате на 4 ГПЗ на 1,5 месяца была задержана зарплата. На многих предприятиях тогда не получали месяцами. Здесь же ситуация была спровоцирована кучкой люмпенов. Нервы собравшихся на стихийный митинг были на пределе. Неуправляемая толпа заполнила собой не только территорию около завода, но и прихватила проезжую часть Московского шоссе. Ситуация выходила из-под контроля. Все изменилось, когда вышел Швидак и пообещал к завтрашнему дню все уладить. И люди ему, как всегда, поверили. И действительно, на следующий день зарплату всем выдали. Народная молва гласит, что утром деньги привезли из Москвы прямо в банковских мешках. Это был единственный случай задержки. Для тех времен факт невероятный: промышленное предприятие не имело проблем с задержкой зарплаты. Зарплата на предприятиях группы и сегодня выплачивается день в день.

Ветераны производства уверены, что памятник себе Игорь Александрович заслужил уже тем, что сохранил все социальные объекты: профилакторий, медсанчасть, две турбазы, клуб. Нет в Самаре больше таких предприятий. И здесь он себя проявил как дальновидный и мудрый руководитель, который понимал, что производство без человека – ничто.

 

Его фантастическая работоспособность служила примером для подражания. Она была неотъемлемой частью его характера. Работал Швидак по 12-14 часов в сутки. Приходил на завод раньше всех и уходил позже. Любил общаться с рабочими. Будучи генеральным директором, ходил по цехам и узнавал о делах насущных прямо из первых уст. Мог встать за любой станок и выполнить операцию не хуже профессионала-станочника. Талант его проявлялся во всем. Например, с ходу воспроизводил чертеж любой детали. Решения всегда принимал быстро и верно, вызывая уважение у всех, начиная с рабочих, начальников цехов до своих коллег, директоров других предприятий.

 

Его увлечением долгие годы была охота. Мастер спорта по стрельбе, в армии служил снайпером. Охотился только на крупного зверя, который по силе и мощи не уступал ему. В охотничьем хозяйстве сохранился стенд: на фотографиях Игорь Александрович запечатлен со своим трофеем – огромным кабаном. В последние годы любил уединяться на даче, в местечке под названием «Жареный бугор». Природа его успокаивала. Тишина, покой, любимая собака Захар. Там он мог расслабиться после тяжелого трудового дня. И близкие это понимали, старались не мешать. Когда появлялась свободная минута, он брал в руки кисть: страсть к рисованию у него была всегда. К сожалению, один его пейзаж так и остался незаконченным.

 

Швидак считал себя неисправимым оптимистом, потому что верил, когда уйдет – дело его будет жить. И оказался, как всегда, прав.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.