Русский ключ к сирийскому ребусу

Дипломатия, перекрестные послания и (многочисленные) подозрительные смерти

 

Опубликованная в газете Financial Times статья о смерти от внезапной болезни начальника ГРУ может быть сигналом, направленным Дамаску, и вписаться в мрачную картину, где происходят многочисленные подозрительные смерти ключевых действующих лиц сирийского кризиса, пишет Гуидо Олимпио в статье, опубликованной в газете Corriere della Sera.

 

“Авторитетная газета Financial Times рассказала о том, что Кремль просил друга Башара Асада выйти из игры, чтобы способствовать политическому урегулированию в Сирии. Лидер ответил отрицательно. Подателем диктаторского послания был номер один в ГРУ, ключевая фигура, руководитель деликатных операций, игравший основополагающую роль в кризисах, в которых требуются мускулы. От Украины до Ближнего Востока”, – пишет корреспондент.

 

По данным Financial Times, миссия состоялась в декабре, а уже 3 января эмиссар умер в Москве, по официальным данным, от внезапной болезни. Эксперты исключают заговор: Сергун был преданным соратником Путина. Но, как бы то ни было, эта смерть вызывает сомнения. Юрий Бармин, эксперт по России и ее стратегии на Ближнем Востоке, довольно скептически отнесся к сообщению о поездке начальника ГРУ в Дамаск, в частности потому, что в Дамаске уже находится эмиссар Кремля Александр Лаврентьев, поддерживающий контакты на самом высоком уровне. В дни, когда Асаду был представлен ультиматум, Лаврентьев находился с секретным визитом в Израиле. Израиль и Россия, как известно, поддерживают противоборствующие стороны, но, когда речь заходит о борьбе с терроризмом, они находят точки соприкосновения, отмечает корреспондент.

 

Следуя реконструкции событий, предложенной FT, глава дамасского режима отказался подчиняться диктату, будучи уверенным в том, что он может выжить, опираясь как на Иран, так и на Россию, пользуясь разногласиями между ними. Газета даже сообщает о том, что Асад якобы звонил русским и просил их сдерживать иранцев: быть может, пишет корреспондент, это утрированное прочтение, но оно отражает некую реальную действительность.

 

Неожиданная смерть имела место не только в Москве. Начиная с лета, были ликвидированы десятки руководителей повстанцев, только в районе Дераа были устранены 105 лидеров. Эти убийства объяснялись междоусобицами в рядах повстанцев, а также их противоречиями с ИГИЛ. Или же приписывались ГРУ и сирийским и иранским спецслужбам. По одной из версий, Москва начала операцию “найди и убей”, чтобы создать противнику проблемы до начала дипломатической фазы урегулирования кризиса. Но этому сценарию предшествовал другой “мор”. Накануне крупного наступления в Сирии погибли высокопоставленные иранские офицеры и руководители “Хизбаллы”. По мнению исследователей закулисной жизни политических деятелей, некоторые “мученики” стали жертвами тайных акций неких спецслужб. Все эти смерти в Дамаске заставляют вспомнить о других смертях. В 2003 году во время перелета из Дамаска в Москву умер Александр Куцевич, ученый, специалист по химическому оружию. В 2008 году снайпер ликвидировал сирийского генерала Мохаммеда Солеймани, находившегося на вилле в Тартусе, “а спустя два года у сирийского побережья “утонул” Юрий Иванов: он не был русским туристом, он был номером два в ГРУ. Странная смерть, далекая по времени, но возвращающая нас к тому, с чего мы начали”, пишет корреспондент.

 

Источник: Corriere della Sera

 http://inopressa.ru

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.