Российские либералы пристально следят за революцией на Украине. Путин тоже

Последние несколько дней Украину лихорадит: сотни тысяч людей вышли на улицы Киева и других городов страны, чтобы протестовать против решения Виктора Януковича в последнюю минуту отложить подписание договора с расплывчатыми формулировками, который начал бы перетягивать Украину с орбиты России на орбиту Европы, пишет Юлия Иоффе в The New Republic.

Протесты уже привели к расколу в “Партии регионов” и заставили Януковича вернуться за стол переговоров с ЕС. “Небольшая жертва, учитывая, что протестующие теперь требуют его ухода”, – говорится в статье.

Существует множество справедливых вопросов относительно целесообразности сближения Украины с ЕС. “Но прислушайтесь к реакции в Москве, и вы не услышите ничего подобного, – уверяет автор статьи. – Вместо этого вы услышите, как Москва говорит о… себе самой”.

Дело в том, что два года назад фальсификации на парламентских выборах вывели на улицы российской столицы тысячи людей, однако после зимней и весенней эйфории московская революция умерла.

“Теперь либеральные москвичи наблюдают за событиями в Киеве с восхищением, радостным вниманием и намеком на зависть”, – делится наблюдениями журналистка.

“Киевляне высыпали на улицы в куда больших количествах, чем москвичи даже на пике своей неудавшейся революции. Когда пришла полиция, они, в отличие от москвичей, никуда не ушли. Они размахивали цепями, кидали коктейли Молотова и строили баррикады”, – продолжает Иоффе. “Другими словами, они сделали все, что не смогли москвичи”, – резюмирует она.

“А вы много видели флагов своей страны, вывешенных из окон домов и машин? Много видели флагов России в руках молодых и всяких других людей? Мы скорее х*й на заборе соседа нарисуем, чем триколор на своей щеке”, – ответил один из российских журналистов на занимающий всех вопрос “Почему не мы?”.

И все же Иоффе полагает, что дело здесь не только в “менталитете”, и выдвигает пять причин, по которым Киеву удалось то, что не получилось в Москве.

Во-первых, “Россия – полицейское государство, а Украина … не совсем”. Во-вторых, “на Украине есть настоящая, пусть часто беспорядочная и плохо функционирующая, политическая система; в России ее нет”. В-третьих, “в репортажах из Киева то и дело встречается словосочетание “оппозиционные лидеры”. В случае с Москвой оно полностью отсутствовало”. В-четвертых, “представители украинской экономической элиты борются за привод к власти своего политика, в России они служат одному лидеру и боятся его”.

Наконец, “для Украины это уже не первый раз”, и в этом, по мнению Иоффе, одна из проблем москвичей. “Суровость и вертикальность российской политической системы – это во многом прямое следствие украинской “оранжевой революции”, – считает она. В ужасе от того, что их тоже может свергнуть толпа с палатками, Путин и его советники стали еще активнее переманивать на свою сторону оппозиционеров, уничтожать гражданское общество и зачищать политическое поле от настоящих альтернатив.

Напуганная протестами двухлетней давности администрация Путина уже вовсю закручивает гайки, что же она предпримет после новой революции на Украине? “Возможно, московская зависть – очень подходящее чувство: революция в Киеве серьезно затрудняет революцию в Москве”, – подводит итог Иоффе.

Источник: The New Republic

http://inopressa.ru

ВСЕ НОВОСТИ… 

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.