Расследование уголовного дела Александра Реймера завершено

Следственный комитет России (СКР) завершил расследование уголовного дела, фигурантами которого являются бывший глава ФСИН генерал-полковник Александр Реймер и его экс-заместитель Николай Криволапов, сообщает Волга Ньюс со ссылкой на “Коммерсантъ”.

 

По данным издания, основные следственные действия по этому делу завершились 18 февраля. В этот день следователь по особо важным делам главного следственного управления (ГСУ) СКР по Москве Галина Чабан предъявила фигурантам расследования обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159 и ч.3 ст.285 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере и злоупотребление должностными полномочиями) в окончательной редакции. Уже на этой неделе все они приступят к ознакомлению с материалами дела, в котором более 100 томов.

 

По версии ГСУ СКР, Александр Реймер, находясь на посту главы ФСИН, в 2010 г. сколотил из своего ближайшего окружения организованную преступную группу. Членами группы стали заместитель директора ФСИН, курировавший вопросы тыла, генерал-майор Николай Криволапов, давний знакомый Реймера гендиректор компании “Мета” Николай Мартынов и отставной полковник милиции Виктор Определенов. Целью всех их, считает следствие, являлось незаконное обогащение за счет крупных хищений бюджетных средств, выделенных ФСИН на внедрение в системе исполнения наказаний системы электронного мониторинга поднадзорных лиц (СЭМПЛ).

 

В июне 2010 г. главой ФСИН и его подельниками, считает следствие, была разработана подробная схема этих хищений, которая состояла “из сложных завуалированных действий, на первый взгляд носящих законный характер”. Действуя из личных корыстных интересов, экс-директор ФСИН, в соответствии с разработанным им планом, следует из материалов дела, проигнорировал результаты исследования, проведенного ведомством в период с 2008 по 2010 г., по определению предприятий, которые могли производить электронные браслеты. Своим приказом от 1 октября 2010 г. он переименовал ФГУП “Торговый отдел “Вятка”” во ФГУП “Центр информационно-технического обеспечения и связи” (ЦИТОС), зарегистрировав его в Бумажном проезде, 2/2. Как уверено следствие, создание этой структуры противоречило постановлению правительства №175 от 17 марта 2008 г.: у ФГУПа отсутствовали штат квалифицированных сотрудников, необходимые производственные мощности, технологии и т. д.

 

Однако новой внутриведомственной структуре распоряжением Реймера были переданы все контракты по созданию различных форм СЭМПЛ. По версии следствия, это давало участникам группы возможность размещать госзаказы в новом ФГУПе уже без проведения открытых конкурсов как с единственным внутриведомственным поставщиком. На должность директора ЦИТОСа 5 октября 2010 г. был назначен Определенов, а непосредственно изготавливать браслеты планировалось в Жигулевске (Самарская область) “на площадях и с использованием специалистов ООО “Мета””. При этом своих разработок у самарской фирмы не было — в соответствии с планом хищения, ЦИТОС за 2,8 млн руб. выкупил всю техническую документацию и опытные образцы браслетов, уже прошедших испытания в НИИ ФСИН у другого разработчика — пермского ЗАО ИСТ. Затем по распоряжению Реймера вся документация была передана представителям “Меты”. При этом тогдашний глава ФСИН лично утвердил цены на СЭМПЛ, которые планировалось закупать у нового ФГУПа. Следствие считает их “заведомо завышенными”. 22 ноября 2010 г. по этим ценам был заключен первый договор поставки браслетов тюремному ведомству. Стоимость одного браслета колебалась в нем от 108,5 тыс. до 128 тыс. руб. В следующем году контракт с ФГУПом вырос уже до 2,6 млрд рублей. При этом, как выяснилось во время расследования, часть изготовленных в Жигулевске браслетов не работала. Стоимость же всей выпущенной продукции была завышена в несколько раз.

 

При этом часть денег после получения их “Мета” по фиктивным договорам переводила на аффилированные с Мартыновым компании, расположенные в Тольятти и Самаре,— ООО “Комсервис”, ООО “Электронные системы и компоненты”, ООО “Технострой”, ООО “Империал”, ООО “Бронза” и т. д. Там они обналичивались и перевозились Николаем Мартыновым в Москву.

 

После того как схема заработала, в качестве оплаты своих услуг Александр Реймер в своем служебном кабинете на ул. Житной получил от Николая Мартынова 140 млн руб. наличными. Это составляло, по подсчетам следствия, 10% от всей суммы, перечисленной из бюджета на счета “Меты” и связанного с ней ООО “Экотест”.

 

Роли остальных участников группы, считает следствие, были четко очерчены. Так, передавший деньги Мартынов занимался адаптацией разработок пермских конструкторов, их производством и обналичкой средств. Николай Криволапов, в свою очередь, отозвал из управления тылового обеспечения ФСИН уже согласованный проект по проведению аукционов различных видов электронных браслетов от 30 июля 2010 года. После чего замдиректора ФСИН подписал госконтракт на поставки этих систем исключительно с ЦИТОСом, требуя затем от подчиненного ему финансово-экономического управления авансировать оплаты счетов, лично контролируя при этом закупки. Виктор Определенов, набрав в “свой” ФГУП исполнителей, которые не знали о преступной схеме, перегонял на счета жигулевских фирм деньги, полученные от ФСИН в рамках контракта, и получал затем от Николая Мартынова наличность, которую хранил в своем сейфе.

 

Только на завышении цен на электронные браслеты обвиняемые, по версии следствия, “заработали” более 1,2 млрд рублей. Общий же ущерб от их действий превысил 2,7 млрд рублей.

 

Дело Николая Мартынова, полностью признавшего свою вину и заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве с Моспрокуратурой, было выделено в отдельное производство. Предполагается, что после утверждения обвинения его дело суд рассмотрит в особом порядке, что гарантирует ему минимальный срок. Остальные фигуранты дела свою вину не признают, настаивая, что преступлений не совершали, а стали жертвой непрофессионализма подчиненных, которые и изготавливали негодные браслеты. При этом адвокат Виктора Определенова Владимир Жеребенков заявил изданию, что обвинение построено “на недостоверных данных сомнительных экспертиз”. Защитник рассчитывает, что в суде ему удастся доказать непричастность своего клиента к хищениям.

 

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.