После выборов в России ее отношения с США остаются напряженными

Завершив президентскую кампанию в России, Кремль во вторник просигнализировал о том, что готов к нормализации отношений с Вашингтоном, что может включать сотрудничество в деле сдерживания иранской ядерной программы в условиях, когда Израиль может нанести удар по этой стране.

Однако высокопоставленные американские представители говорят, что не скоро смогут забыть ту пронзительную антиамериканскую риторику, которая присутствовала в предвыборной кампании премьер-министра Владимира Путина в последние месяцы, включая странное, задевающее госсекретаря Хиллари Клинтон заявление о том, что она пытается разжигать политические беспорядки в России.

Подчеркивая то двойственное отношение, которое возникло в Вашингтоне, администрация Обамы вела острые споры о том, как ей реагировать на выборы в России. Некоторые руководители ратовали за то, чтобы резко осудить результаты голосования. В конечном итоге Белый дом остановился на сдержанном заявлении, в котором не стал поздравлять Путина напрямую, но заявил, что Соединенные Штаты “ждут совместной работы с избранным президентом”.

К вечеру вторника президент Обама так и не позвонил Путину, чтобы поздравить его. Но выступая после обеда на пресс-конференции в Вашингтоне, Обама признал результат голосования, отметив, что на встрече Группы восьми, которая состоится в мае в Кэмп-Дэвиде, у него “будет возможность пообщаться с новыми российским президентом Путиным”.

Путин, победивший в воскресенье на выборах и ставший президентом на шестилетний срок, говорил, что Клинтон подала “сигнал” демонстрантам к началу уличных акций в Москве после декабрьских парламентских выборов, на которых, как заявляли наблюдатели, были отмечены факты фальсификаций. В общем плане Кремль заявлял о наличии заговора, в рамках которого Соединенные Штаты финансировали оппозиционные группировки, а также единственную в России независимую организацию по мониторингу выборов “Голос”, которая собирает свидетельства нарушений.

 

После этого возникли острые разногласия по поводу прекращения насилия в Сирии. Россия вместе с Китаем наложила вето на резолюцию Совета Безопасности ООН, призывающую президента Башара аль-Асада уйти в отставку. Недавно, когда сирийские войска продолжали обстреливать жилые кварталы, Клинтон назвала это вето “просто подлым”.

 

Во вторник Клинтон провела телефонный разговор с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Официальные лица назвали его “возвращением к обычным делам”. Высокопоставленный представитель Госдепартамента рассказал, что стороны обсуждали Иран, Сирию, мирный процесс на Ближнем Востоке и российские выборы.

 

Во вторник Россия присоединилась к США, Британии, Китаю, Франции и Германии, приняв предложение Ирана о проведении переговоров на тему его ядерной программы. Время и место переговоров еще предстоит определить. Американские представители назвали это предложение весьма обнадеживающим.

 

Мощная напряженность в отношениях между Вашингтоном и Москвой возникла в момент, когда в мире появились многочисленные и неотложные проблемы, связанные с международной безопасностью. Но сегодня, когда Россия готова отойти от своей резкой тональности, Соединенным Штатам предстоят собственные выборы, которые могут осложнить ситуацию.

 

В своей реакции на победу Путина Госдепартамент явно постарался пройти по лезвию бритвы. Европейские наблюдатели подвергли выборы в России резкой критике, назвав их нечестно организованными в пользу Путина. А некоторые представители хотели даже решительно осудить их результаты, о чем заявил один американский официальный представитель, участвовавший в этом процессе, и другой, получивший по этому вопросу соответствующую информацию.

 

Но была и обеспокоенность по поводу отчуждения Путина и опасностей для двусторонних отношений в момент, когда Соединенные Штаты остро нуждаются в сотрудничестве с Россией, особенно на Ближнем Востоке. В Белом доме также возникло ощущение, что ничего хорошего из дебатов на тему политики в отношении России не выйдет. Эта тема всегда вызывала разногласия в год президентских выборов.

 

Ведущий кандидат на пост президента от республиканцев Митт Ромни быстро воспользовался моментом и выступил с заявлением, в котором подверг администрацию Обамы критике за слишком умеренные высказывания по поводу российских выборов.

 

“То, что мир наблюдал вчера в России, было издевательством над демократическим процессом, – заявил Ромни. – Вместо заявления о том, что она “поздравляет российский народ с завершением президентских выборов”, администрация Обамы должна была осудить вопиющие манипуляции и ограничения СМИ, которые были отмечены на выборах. Поскольку надежды на демократию в России угасают, политику президента Обамы в отношении этой страны следует называть не “перезагрузкой”, а “отступлением””.

 

Но если учитывать особенности строго зашифрованного языка дипломатии, то заявление администрации вряд ли можно назвать признанием в любви. Она подчеркнуто поздравила “российский народ с завершением выборов”, обойдя молчанием самого Путина. Она признала доклад европейских наблюдателей за выборами и призвала российское правительство “провести независимое и заслуживающее доверия расследование всех сообщений о нарушениях на выборах”.

 

Кроме того, в своем заявлении администрация высоко оценила новую политическую активность российских граждан, “осуществляющих свое конституционное право на свободу собраний”. Это явный кивок в сторону оппозиционных групп, которые провели в Москве антиправительственные митинги.

 

Однако политическая ситуация в Москве может стать новым источником напряженности в двусторонних отношениях.

 

В понедельник вечером, когда полиция задерживала лидеров последнего митинга протеста, американский посол Майкл Макфол разместил в Твиттере следующее сообщение: “Тревожно смотреть на аресты мирных демонстрантов на Пушкинской площади. Свобода собраний и свобода слова это универсальные ценности”.

 

Российское Министерство иностранных дел резко отреагировало на заявление Макфола собственным постом в Твиттере: “Полиция на Пушкинской была в разы гуманнее, чем то, что мы видели при разгонах акций «Оккупируй Уолл-стрит», палаточных лагерей в Европе”.

 

Но во вторник были и явные попытки примирения со стороны российского правительства.

 

“Мы считаем, что за годы президентства Дмитрия Медведева и Барака Обамы был проделан большой объем важной, хорошей и полезной работы, – заявил на брифинге для прессы заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков. – Все это необходимо сохранить и использовать в качестве фундамента для последующих шагов”.

 

Высокопоставленный представитель администрации сказал, что Вашингтон ждет конкретных доказательств намерений России.

 

“В частном порядке они говорят нам на самом высоком уровне, что смена президента не означает изменения их политики в отношении США, – заявил этот представитель. – Теперь мы сможем проверить эти утверждения”.

 

Он добавил: “Пора превратить эти дипломатические ноты и разговоры в конкретные политические достижения. Что касается нас, то мы действительно нуждаемся в наращивании успеха. Нам нужно нечто, показывающее, что мы движемся в другом направлении”.

 

Оригинал публикации: Despite Kremlin’s Signals, U.S. Ties Remain Strained After Russian Election/ (“The New York Times”, США)

Дэвид Гершенгорн (David M. Herszenhorn), Стивен Ли Майерс (STEVEN LEE MYERS)

http://inosmi.ru

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.