Оппоненты Кремля

Бывший вице-премьер России Борис Немцов, принимавший участие в Таллинской конференции Леннарта Мери, рассказал Postimees, что положение в Москве сильно изменилось после 6 мая, когда оппозиция устроила акцию протеста, названую «Маршем миллионов». Как известно, она завершилась невиданным для России за последние полгода силовым противостоянием.

 

Задержано было около 500 участников, большинство из них, правда, вскоре освободили, но, например, адвоката и блогера Алексея Навального и левого активиста Сергея Удальцова приговорили за неподчинение распоряжениям полиции к административному аресту на 15 суток, где они сидят и по сию пору. «Меня также задерживали два раза, но отпустили, – сказал Немцов. – Мы были в том же месте и непонятно, какая разница между нами. Очевидно, Путин решил таким образом внести раскол в оппозицию, что ему, конечно, не удастся».

 

Размазать печенку по асфальту

 

Происходящее в Москве после вступления Путина в должность, Немцов описал как «великолепный, гандистский протест»: «Мирные люди собираются на бульварах, а когда ОМОН прибывает угрожать им и разгонять, люди переправляются в другие места Москвы».

 

Он добавил: «Путин в истерике, его пресс-представитель сказал, что оппозиции нужно печенку размазать по асфальту».

 

Таким заявлением пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков и в самом деле ответил депутату Государственной думы Илье Пономареву («Справедливая Россия») на вопрос, не перегнул ли он, сказав ранее, что полиции следовало бы более жестко действовать на манифестациях протеста 6 мая.

 

Пономарев сам является одним из наиболее примечательных активистов оппозиции, возникших в России за последние полгода. Прежде всего, он кажется неутомимым, будучи повсюду, где что-то происходит. Во-вторых, его статус думского депутата оказывает большую помощь противостоящему фронту – например, у него есть возможность некоторые публичные собрания оформить как «встречи с народным депутатом», которые нигде не нужно заранее регистрировать или требовать разрешения. В-третьих, обладая депутатскими полномочиями, он может встречаться с арестованными активистами, о которых в иных случаях трудно получить какую-либо информацию.

 

Илья Пономарев также был на конференции Леннарта Мери в Таллине и разговаривал с Postimees о лагере в Чистых прудах, который как раз в то время формировался в Москве.

 

В субботу утром, перед вылетом в Таллин, тамошним активистам досаждал дождь. «Это на деле очень серьезное испытание, нам не разрешают устанавливать палатки, – отметил он. – Но вообще-то люди все время подходят. Когда я вылетал, там было около 1500 человек. Организация улучшается, начали выпускать газеты, выступают с лекциями».

Occupy Abai

 

Пономарев признал, что мероприятие очень похоже на движение Occupy Wall –Street в Нью-Йорке и других западных государствах: «Я сам тоже был на месте, в Нью-Йорке – внешне все очень похоже, и по существу тоже».

 

Эту схожесть отметили и активисты социальных СМИ, которые назвали в «Твиттере» мероприятие Оккупай Абай – по казахскому поэту Абаю Кунанбаеву, неподалеку от памятника которому находился лагерь.

 

Лагерю предшествовало еще одно протестное мероприятие в доселе незнакомом формате: «контрольная прогулка» по Москве по инициативе писателей Дмитрия Быкова, Бориса Акунина и других. Неожиданно многочисленное мероприятие, по словам Акунина Би-Би-Си, означало просто демонстрацию, что жители Москвы могут ходить там, где хотят, когда хотят и с лентами любого цвета на груди.

 

Власти массовой прогулке не мешали, но в предшествовавшие дни было немало случаев, когда людей брали только из-за белой ленточки, а в день инаугурации Путина власти опустошали от людей даже кафе, которые рассматривались как места сбора оппозиционных деятелей.

 

Postimees спросила у Пономарева, что он думает о том, сколь долго власти будут разрешать оппозиции мирно находиться у Чистых прудов и организовывать «прогулки».

 

«Это очень трудный вопрос. С одной стороны, они готовят почву для нашего разгона. Например, от местных жителей появились сфальсифицированные требования, что мы якобы им мешаем – полная ложь. На самом деле у нас есть свидетельства, что эти люди и не проживают там. Но тем самым готовится фон, что если полиция реагирует, то она реагирует потому, что этого просят граждане», – рассказал Пономарев.

 

«Но мне не совсем понятно, насколько полиция сама готова выполнять такой приказ. У них нет на сей счет никакого энтузиазма, они колеблются,» считает он. С точки зрения властей, по мнению Пономарева, можно рассуждать двояко: если они не будут обращать на это внимания, то протестное движение разрастется. Или наоборот, если на него не обращать внимания, то оно стихнет, потому что его участником это со временем надоест.

 

«Если предполагать, что оно будет расти, то, разумеется, его было бы полезно остановить заранее. Но в противном случае нет никакого смысла его трогать. Это как установка политического ударения – нужно вычислить, в каком направлении движется дело.»

 

Подготовка властей дала результаты – 15 мая московский суд Басманного района решил, что лагерь нужно ликвидировать и в среду, 16 мая рано утром полиция прогнала ночевавших на бульваре активистов. Но, как отметил ранее Борис Немцов, активисты в тот же день разместились в другом месте, у станции метро «Баррикадная».

 

Профессор канадского Мак-Гилльского университета, автор нескольких книг об экономике России Джульет Джонсон сказал Postimees, что очень трудно предсказать, насколько успешной станет в России в будущем деятельность «белой ленточки» оппозиции, поскольку речь идет о сообществе людей, у который только одно общее требование, они хотят свержения власти Путина.

 

«Белые» на местные выборы

 

Джонсон, посетивший Эстонию и выступивший в Тарту с докладом на конференции о связях внутренней политики и безопасности в Восточной Европе, считает, что сейчас движущей силой российской оппозиции является анти-путинизм, так как Путин по-прежнему у власти:

 

«Они могут продолжить свои протесты и показывать себя на улицах. Но все же это движение, ограниченное, прежде всего, Москвой и Петербургом. Средний класс этих городов разгневан, так как не чувствует себя представленным в политике, поэтому все и происходит. В долгосрочной перспективе это невыгодно Путину, но что они могут сделать для изменения положения в России, кроме участия в протестных манифестациях? Это само по себе ничего не меняет, кроме как попадает в новости. Нынешняя власть не собирается идти ни на какие уступки».

 

По мнению профессора Джульета Джонсона, оппозиции следует активно выступить на местных выборах. Таким образом, она сможет обрести потенциал в системе и просунуть ногу в дверь, а оттуда уже идти далее. Подобную стратегию активисты оппозиции уже использовали.

 

Известный российский журналист, главный редактор веб-сайта agentura.ru и автор книги о ФСБ Андрей Солдатов сказал Postimees, что спецслужбы России сейчас не способны активно воздействовать на события в оппозиционном движении, так как там налицо внутренний кризис. «Среди высшего руководства и руководителей среднего звена царит недоверие, – сказал он. – Неуверенность и в том, кто возглавит спецслужбы при Путине».

 

По словам Солдатова, он надеется, что спецслужбы будут неспособны предпринять предупредительные меры против оппозиции. «На деле они и сами это признали. В марте первый заместитель директора ФСБ Сергей Смирнов сказал, что у них нет ни намерения, ни желания предпринимать что-либо против социальных сетей,» отметил Солдатов.

 

По словам Джульета Джонсона, президент Владимир Путина раздал народу России очень дорогие предвыборные обещания, касающиеся как пенсий, так и зарплат работников государственного сектора. Кроме того, Путин намерен осуществить большие инвестиции в оборонную промышленность.

 

«Он хочет сделать множество вещей, которые не по силам России и в лучших условиях. Поэтому вопрос в том, когда он прекратит раздавать обещания и начнет заниматься выбором».

 

Перевод: Хейно Сарап

 

Оригинал публикации: Kremli oponendid / (“Postimees”, Эстония)

http://inosmi.ru

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.