Обама и его союзники в поисках твердого единого ответа на захват Россией Крыма

Пока Россия укрепляла контроль над Крымом, поднимая свой флаг над захваченными украинскими гарнизонами, президент Обама готовился к встрече с коллегами по G-7. Цель встречи – разработать сильный общий ответ на действия России вопреки разности интересов в отношениях с Кремлем, сообщают корреспонденты The New York Times.

 

Соединенные Штаты усиливают санкции против России, однако Обаме будет непросто убедить европейцев последовать их примеру: экономика ЕС гораздо теснее связана с российской. Единство Запада – лишь видимость, которая существует только в его жестких заявлениях? – вот главный вопрос, на который предстоит ответить лидерам G-7.

 

В то время как западные страны с трудом пытаются найти общий язык, Россия берет под контроль Крымский полуостров. 22 марта при участии спецподразделений и двух БТРов была захвачена база “Бельбек”. Командующий базой Юлий Мамчур был задержан и, по всей видимости, содержится вместе с остальными членами командования в Севастополе, неподалеку от штаба Черноморского флота, сообщила его жена Лариса. По ее словам, большей части личного состава было приказано собирать вещи и готовится к передислокации на материковую Украину.

 

Возвращаясь к G-7, NYT отмечает, что интересы остальных членов G-7 не совпадают с интересами США. Целью объявленных Обамой на прошлой неделе мер было причинить боль членам российской политико-экономической элиты, которые обязаны своим богатством и положением Путину. Однако санкции были применены таким образом, чтобы минимизировать последствия для мировой экономики и предотвратить сокращение сотрудничества с Россией по вопросам вроде Сирии, иранской ядерной программы и КНДР.

 

Для европейских стран риски эскалации конфликта с Россией еще выше, сообщают журналисты: Британия принимает у себя российских миллиардеров и их деньги, Германия получает около трети энергоносителей от России и продает ей оборудование и автомобили, Франция готовится поставить Кремлю два новейших ударных корабля, а энергетика Италии зависит от России примерно на 28%. Японии, в свою очередь, нужно знать, не собирается ли Китай сблизиться с Москвой и перекупить российские энергоносители в том случае, если Кремль приостановит их поставку в Западную Европу.

 

Во встревоженной использованием военной силы Европе множатся сценарии кризиса. Обычно бесстрастные аналитики предсказывают расчленение Молдавии и российское вторжение в Восточную Украину. Одним из усложняющих факторов является само украинское государство. За время, прошедшее с распада СССР, Украина так и не смогла создать мощные вооруженные силы – сдача крымских гарнизонов лишь подтверждает этот тезис. К тому же временное правительство в Киеве слишком медленно ведет работу с русскоговорящими гражданами, особенно на Востоке страны, говорится в статье.

 

Особая роль в украинском кризисе выпала Германии – крупнейшей экономике Европы – и канцлеру Ангеле Меркель, которая говорит по-русски, знает Путина и находится у себя дома в более сильной позиции, чем остальные европейские лидеры, указывают корреспонденты. При этом, как заявил изданию сотрудник Оборонного колледжа НАТО в Риме Карл-Хайнц Камп, Берлин, судя по всему, хочет проводить различие между “путинской политикой” и более широкими интересами России, ведь человек, который в конечном итоге сменит Путина, может понимать их совсем иначе.

 

“Одна лишь эта долгосрочная перспектива показывает, как события на Украине изменили образ мыслей Запада”, – отмечает The New York Times.

 

Источник: The New York Times

http://inopressa.ru

ВСЕ НОВОСТИ…

 

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.