Конкуренция в Каспийском бассейне растет

Беспокоясь о сохранении собственной гегемонии, евроатлантический мир ведет непрерывную борьбу со сторонниками многополярности, прежде всего, с Россией и Китаем, и стремится достичь превосходства в соперничестве вокруг Евразии.

 

Каспийский бассейн как основная составляющая евразийского материка, где место господствующей силы пустует, а Россия и Китай обладают особыми преимуществами с точки зрения доступа к богатым энергетическим ресурсам, становится сценой конкуренции глобальных и региональных сил. Видимо, в последнее время вновь обнаруживается продолжающийся за кулисами конфликт на почве контроля над акваторией Каспийского моря, обеспечивающего связь Средней Азии и Кавказа.

 

Общая протяженность береговой линии Каспийского моря, окруженного Россией, Казахстаном, Туркменией, Азербайджаном и Ираном, превышает 7 тысяч километров. Как известно, на территории Казахстана расположен самый длинный ее участок, далее следуют Россия, Туркмения, Азербайджан и Иран. Каспий является замкнутым водным бассейном, и это вносит неясность в вопрос о рассмотрении его в качестве «моря» или «озера». Морское дно Каспия чрезвычайно богато нефтегазовыми запасами и месторождениями, нуждающимися в геологоразведке. Это обостряет вопрос о статусе Каспия, поскольку борьба за раздел его акватории будет разворачиваться в зависимости от того, как прибрежные государства договорятся о его правовом статусе.

 

Относительно определения правового статуса Каспийского моря выделяются три основных подхода. Первый из них предусматривает демаркацию национальных секторов путем продления сухопутных границ в море вдоль срединной линии и обладание суверенными правами недропользования в рамках принадлежащего прибрежному государству национального сектора. Этот подход предусматривает 12 морских миль территориального моря для каждого прибрежного государства и наличие 200 миль исключительной экономической зоны, не нарушающей срединной линии. Против такого решения выступают Россия и Казахстан.

 

Второй подход – это путь, который, в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, разделяет акваторию Каспия на территориальное море размером не менее 12 морских миль, исключительную экономическую зону (35 миль), а также общее водное пространство. Этой идеей в наибольшей степени воодушевлены Туркмения и Иран.

 

Третий подход – это принцип раздела Каспия на национальные секторы в равных долях и наличия у каждого прибрежного государства 20%-ной доли суверенной зоны, включающей морское дно и поверхность воды. Этот предложенный Ираном подход не поддерживается Казахстаном и Россией, которые имеют наиболее длинную береговую линию. Согласно их позиции, такой подход может сузить зону их суверенных прав и, напротив, расширить права таких государств, как Азербайджан и Иран, которым, в сущности, полагается меньшая доля суверенитета.

 

На сегодняшний день Россия выступает за определение границы территориальных вод в размере 12 или 24 миль и поддерживает идею «совместного владения» остальной частью акватории. В этот раздел входит и морское дно Каспия. Россия стремится решить проблему раздела акватории через договоренность с соседствующими Казахстаном и Азербайджаном. Россия полагает, что корень проблемы состоит в промедлении с использованием имеющихся в регионе запасов и в отсутствии возможности воспользоваться крупной экономической силой. Москва также опасается, что наряду с такого рода проволочками Азербайджан возьмет курс на сближение с США и ЕС.

 

Азербайджан предлагает погранично-озерный статус Каспия и считает необходимым его раздел среди прибрежных государств в соответствии с национальными секторами. Несмотря на близость тезисов Азербайджана и Туркмении, между двумя странами сохраняются серьезные разногласия по данному вопросу, причем отправной пункт противоречий возникает на стадии «отсчета срединной линии». В то время как Азербайджан настаивает на необходимости определения срединной линии в соответствии с конфигурацией береговой линии и учета самого большого выступа территориальной части Каспия – окончания Апшеронского полуострова, Туркмения отмечает, что срединную линию надо отсчитывать не от восточной оконечности выдающегося в моря Апшерона, а от основной линии каспийского побережья в пределах Азербайджана, не принимая в расчет крайние точки островов. Противоречия между двумя государствами превратили в спорные такие месторождения на шельфе Каспия, как «Кяпаз» (или «Сердар») и «Азери» (или «Чираг»). Эти месторождения на сегодняшний день находятся под контролем Азербайджана, но в случае признания концепции Туркмении они попадут под юрисдикцию Туркмении и войдут в принадлежащий ей национальный сектор.

 

Как государство, имеющее самую длинную прибрежную территорию, Казахстан отмечает необходимость наличия 12-мильной национальной зоны территориального моря, национальных секторов и определения исключительных экономических зон. Чтобы преодолеть возможные разногласия по этому вопросу с Россией на севере Каспия, Казахстан достиг с этой страной договоренности, исходя из метода «срединной линии» при определении границ и принципа «50 на 50» для разработки находящихся в приграничной зоне спорных месторождений. К похожей договоренности пришли Казахстан и Азербайджан. Таким образом, можно утверждать, что на севере Каспия существует некий общий консенсус относительно раздела акватории Каспийского моря.

 

В то же время нам известно, что из-за превышения российским энергетическим гигантом «Лукойл» лимита, определенного в отношении зондажных работ на российско-казахстанской границе, Казахстан время от времени «направляет ноту» России.

 

Иран же стремится к разделу Каспийского моря по принципу сектора в 20% и подчеркивает, что без достижения прибрежными государствами согласия по вопросу правового статуса моря проведение работ по разведке нефти и газа не является «законным». Усилия самого мелкого пайщика Ирана по разграничению суверенитета на Каспии на пять равных частей сталкиваются с негативной реакцией других прибрежных государств. Очевидно, цель Ирана – нанести вред Азербайджану и ослабить такой его козырь, как энергоресурсы, который представляет собой важнейший элемент экономического развития этой страны. Поэтому Иран желает оказать поддержку Туркмении в решении ее проблем с Азербайджаном. Иран также стремится занять позицию, созвучную с Россией, поскольку видит, что Азербайджан сотрудничает с ЕС, США и прежде всего Турцией в том числе в отношении каспийских энергетических запасов, и в этой связи понимает беспокойство Москвы. Пользуясь в некоторые моменты неопределенностью границы с Азербайджаном на Каспии, Иран проводит определенные военные маневры, которые способны припугнуть такие западные компании, как Exxon и BP, ведущие работы в рамках заключенного с Азербайджаном соглашения.

 

В числе событий, которые вновь выводят на передний план борьбу по разделу акватории Каспия, обращает на себя внимание намерение России и Ирана провести совместные учения в этом регионе в рамках предпринимаемых странами действий по усилению собственного присутствия в этом море. По всей видимости, Россия и Иран обеспокоены активностью США, возрастающей вокруг Каспия. Использование США развитых отношений союзничества с Азербайджаном, а также курса Узбекистан – Казахстан – Каспий – Азербайджан – Грузия на стадии вывода войск из Афганистана, тревожит опасающуюся потери своего влияния на собственных задних рубежах Россию, а также Иран, который чувствует, что его окружают. Представление о том, что США ведут работы по созданию морской базы на Каспии и могут сблизиться с Казахстаном и Азербайджаном, также крайне беспокоит Москву и Тегеран. Азербайджан пытается уменьшить беспокойство России, в частности, предлагая этой стране долю в проекте Трансадриатического газопровода, и по этому вопросу глава «Роснефти» Игорь Сечин посетил Баку (данный проект, как и проект Трансанатолийского газопровода, не может не вызывать у Москвы опасений, поскольку позволит Азербайджану поставлять добываемый на Каспии природный газ в Европу). В целом позиция Азербайджана является продуктом концепции, нацеленной на «успокоение» России.

 

Евроатлантический союз стремится войти в Каспийский бассейн через развитие или попытку развития двусторонних отношений с Турцией, Азербайджаном и даже Казахстаном. Однако военные учения, которые в Каспийском море намерены провести Россия и Иран, подразумевают, что это весьма болезненная попытка, которая способна принести плоды только в конце длинного пути. При этом вероятность справедливого и равноправного раздела акватории Каспийского моря с учетом текущей конъюнктуры не представляется столь близкой.

 

Оригинал публикации: Hazar’da rekabet k?z???yor / (“YeniAsya”, Турция)

http://inosmi.ru

 

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.