Кипрский кризис: приступайте к деофшоризации, господин Путин

Российский президент назвал возможное одобрение Кипром налога на вклады “несправедливым, непрофессиональным и опасным решением”, хотя оно даже на руку Москве, поскольку подрывает репутацию излюбленного налогового убежища и “прачечной” российских толстосумов, пишут СМИ. FT советует Путину “покрыть убытки российских вкладчиков – но только на том условии, что они удостоверят свою личность и раскроют источники своих средств”.

 

Россия, изначально поддержавшая схему спасения Кипра, передумала, чтобы выторговать лучшие условия предоставления своей помощи, в частности привилегированный доступ к кипрским газовым месторождениям для “Газпрома”, считает Le Figaro. Тон российской реакции на введение налога на банковские вклады задал Владимир Путин, осудивший меры, предложенные Еврогруппой.

 

Экономические доводы России неясны, пишет корреспондент Пьер Авриль. “Официально Кремль еще в декабре заявил о намерении покончить с “офшоризацией” российской экономики, которая в значительной степени связана с Кипром. Ведь именно здесь зарегистрированы – часто на подставных лиц – многие холдинги крупных российских компаний, в том числе государственных”. Таким образом, “введение налога на вклады служит интересам Москвы, так как делает кипрскую финансовую площадку менее привлекательной и побуждает российских вкладчиков возвращать свои активы на родину. Однако на этот раз лекарство оказалось хуже болезни”, говорится в статье.

 

В сложившихся обстоятельствах Москва, похоже, передумала продлевать до 2022 года выданный Кипру кредит. Руководство страны начинает продвигать интересы “Газпрома” и “Роснефти”, желающих участвовать в разработке кипрских месторождений. Нет никаких сомнений, что Кремль не ограничится грозными заявлениями и тайно позаботится о собственных финансовых интересах, резюмирует издание.

 

Российский президент назвал возможное одобрение Кипром налога на вклады “несправедливым, непрофессиональным и опасным решением”, хотя оно играет на руку Путину и Россия вполне могла бы это пережить, уверен обозреватель Der Spiegel Беньямин Биддер. Кризис на Кипре в некотором роде полезен Кремлю. “Кризис и списания средств с депозитов вкладчиков серьезно подрывают репутацию острова как надежного места для вкладов российских богачей, а Путин, как известно, объявил войну заграничным офшорам”. С помощью так называемой “деофшоризации” он хочет вернуть российские деньги из-за рубежа на родину и повысить имидж Москвы как финансового центра.

 

Кстати, помимо уклонения от российских налогов, офшоры служат еще и для сокрытия реальных размеров собственности, говорится в материале. Например, до сих пор неизвестно, кто на самом деле контролирует аэропорт Домодедово, через который ежегодно проходит более 22 млн пассажиров.

 

Между тем одним из ключевых вопросов при принятии европейскими кредиторами решения о предоставлении Кипру пакета финансовой помощи был вопрос о том, не наживутся ли на ней россияне, отмывающие деньги через его банки, замечает издание.

 

Кипрский кризис разгневал банковских вкладчиков острова, ударил по рынкам и разжег ожесточенные споры о жертвах, которые приходится приносить ради получения помощи, организованной ЕС и МВФ, пишет Стефан Уэгстил в блоге The Financial Times.

 

“Это затронуло многих, и не в последнюю очередь – российских клиентов банков. Но нет худа без добра: теперь у российского президента Владимира Путина появится прекрасная возможность произвести впечатление на мир своей щедростью и дальновидностью. Он должен изъявить желание покрыть убытки российских вкладчиков – но только на том условии, что они удостоверят свою личность и раскроют источники своих средств”, – считает автор.

 

“Путин не раз говорил, что жаждет бороться с коррупцией и стимулировать прозрачность. Так вот, трудно даже вообразить более удачную возможность показать серьезность намерений. Что же остановит Путина на этот раз?” – говорится в статье.

 

“Есть доля иронии в том, что неохотно выделенная Кипру финансовая помощь ЕС поступила в конце той же недели, когда в Москве должен был начаться суд над покойным Сергеем Магнитским”, – пишет Ник Эллиотт в блоге на сайте The Wall Street Journal, усматривая связь в том, что средиземноморское государство превратилось в “стиральную машину для грязных российских денег”. “Эти финансовые операции не новы, но они приобрели еще более сомнительный характер после таких скандалов, как смерть Магнитского”, – поясняет блоггер.

 

Кипр дал согласие на независимый аудит своей банковской системы, в то время как министр финансов островного государства планирует посетить на следующей неделе Россию, чтобы обсудить ее роль в этой запутанной ситуации, сообщает Эллиотт. Но для тех, кто собирается отмыть незаконные доходы, Кипр – всего лишь один из вариантов.

 

“Насколько существенна роль российского фактора в кипрском кризисе? Похоже, весьма существенна. Изабелла Каминска в FT Alphaville оценивает вклады россиян в кипрских банках в 19 млрд евро, что превышает ВВП Кипра”, – пишет Пол Кругмэн в блоге The New York Times.

 

Мировой кризис 2008 года, по сути, стал возможен из-за эрозии эффективного банковского регулирования. Когда в 1970-е годы контроль капитала начал смягчаться, мы вступили в эпоху величайших финансовых кризисов, начавшихся в Латинской Америке, затем передвинувшихся в Азию и, наконец, охвативших весь мир, говорится в статье. Все это ставит вопрос: не оказалась ли эпоха свободного движения капитала просто пузырем, который прекратит свое существование в ближайшие годы, если не раньше?

 

“Как на Бермудских или Каймановых островах, на Кипре две основные статьи дохода: пляжи и банки”, – отмечает эксперт по российской политике и экономике, научный сотрудник Института международной экономики имени Петерсона в Вашингтоне Аслунд в статье для Foreign Policy.

 

“В последние годы существования СССР Кипр заключил выгодное соглашение с Москвой о предупреждении двойного налогообложения, которое все еще сохраняет силу. Кипр вошел в ЕС в 2004 году и ввел евро в 2008-м. Там самые низкие налоги во всем Евросоюзе. Сочетание всех этих преимуществ сделало Кипр главным финансовым посредником России”, – поясняет эксперт. Из-за своей острой финансовой заинтересованности в Кипре Россия выдала островному государству огромный кредит в 2,5 млрд евро в декабре 2011 года.

 

Настоящий кризис настиг Кипр, когда в марте 2012 года был списан государственный долг в соседней Греции, пишет эксперт. Изложив историю кипрского кризиса и сущность мер, согласованных 16 марта министрами финансов еврозоны, Аслунд делает вывод: стабилизационная программа имеет смысл, поскольку отвечает трем требованиям. Во-первых, это полностью окупаемый единый пакет мер, а не поэтапные шаги, которые предпринимались для стабилизации экономики Греции. Во-вторых, он кажется осуществимым, поскольку Кипр получит огромную прибыль от своих месторождений природного газа приблизительно через пять лет. В-третьих, если придется провести серьезное сокращение госдолга, одномоментная выплата его вкладчиками кажется наиболее эффективной.

 

“Даже некоторые члены путинского правительства понимают это. Незадолго до заявления президента заместитель министра финансов Сергей Шаталов сказал, что налог на депозиты был необходимой мерой” Кипра, – отмечает Аслунд.

 

“Путинское высказывание, напротив, кажется очень странным. Он упорно выступал за “деофшоризацию” счетов чиновников… Очевидно, его интерес к тому, чтобы отучить российских толстосумов от вложения средств за границей, имеет свои пределы”, – делает вывод автор.

http://inopressa.ru

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.