Жигулевская кругосветка на собачьих упряжках

Жигулевская кругосветка на собачьих упряжках

Вообще-то «Жигулевская кругосветка» — летняя экспедиция на ялах и байдарках, проходит по Волге, вокруг Самарской Луки, с 1963 года. «Кругосветка» — потому что Волга, огибая горы Жигули, делает круг: выйдя из Тольятти, возвращаешься в Тольятти.


Почти как люди

— Что ты творишь?! Ну что ты, гад, творишь?! В зоопарк тебя сдам, скотина этакая! Обещаю: сдам!!!

Один из псов — кажется, Ким — задирает соседей. Наташа Белицкая, каюр из Саратова, с ним не церемонится. Обругав последними словами, снимает с упряжки и сажает на проходящий мимо снегоход: «До встречи в зоопарке!»

— А ты что халтуришь?! — Наташа принялась за Зуко. — Позорище! Стыд!

И тут же Мыши:

— Право, Мышка! Право, черт! Это не право. Это — лево! Совсем с ума посходили…

Шел пятый день первой зимней Жигулевской Кругосветки на собачьих упряжках…

Собачьи матери

Вообще-то «Жигулевская кругосветка» — летняя экспедиция на ялах и байдарках, проходит по Волге, вокруг Самарской Луки, с 1963 года. «Кругосветка» — потому что Волга, огибая горы Жигули, делает круг: выйдя из Тольятти, возвращаешься в Тольятти.

Но в 2012-м экспедиционный корпус «Серебро Севера» — Светлана и Сергей Семеновы, (путешественники и каюры из Тольятти, живущие сейчас в Карелии), вместе с известным полярным путешественником Артуром Чубаркиным придумали свою, зимнюю кругосветку. Тоже Жигулевскую, по такому же маршруту. Только в обратную сторону, по льду и на собаках.

— Дитор! Ты что, русский выучил? — удивляется Наталья, когда после истерического «Налево, твою мать!» пес поворачивает в нужном направлении. — Хорошо, что я пошла в эту экспедицию, — кричит она мне в ухо. — Теперь хоть понятно, кто на что способен. Дитора нам из Америки привезли, когда ему было восемь. Он ни «право», ни «лево» не понимал. Пробовали «лэфт» и «райт» — тоже глухо, наверное, акцент не нравился. Я крест уже поставила, а тут, смотри-ка! И Мышь моя молодец. Она впереди впервые стоит. Быстро учится. А Кима надо, наверное, выводить. Ленивый, дерется… Они почти как люди, Жень. Заметила?

О том, что собаки как люди, и относиться к ним надо с должным почтением и вниманием, нам рассказали в первый же день на общем собрании: «Запомните! Пришли с маршрута, голодные, холодные — неважно. Собак надо разместить, проверить лапы, покормить. И только потом можно думать о себе. Потому что им — тяжело. Они вас везут. А вы в сравнении с ними так, прохлаждаетесь».

«Прохлаждаться» — значит ежедневно проходить маршрут от тридцати до шестидесяти километров. На собаках и снегоходах. Причем «на собак» должен встать каждый, неважно, есть опыт или нет. Новичкам помогают каюры, приехавшие со своими псами. Мне достается Саша Евдокимов из Костромы с упряжкой из племенного питомника «Гордость королей». Саше — 16 лет. Еще школьник, но уже первоклассный каюр: со своими хаски участвует в сложных экспедициях наравне с опытными путешественниками. Даже становился призером гонок на собачьих упряжках.

— Моя упряжка очень быстрая, — предупреждает мой юный наставник на старте. — Периодически езжай на тормозе, иначе будешь всех обгонять или вылетишь. Первых запомни, как зовут — Угалек и Валдай, и имена последних тоже. К середине можешь не обращаться. Уга — дура еще, молодая, но хорошо бежит. Командуй лучше Валдаю — он самый умный.

Четыре упряжки впереди, остальные — сзади. Стою на нартах, вдавив до упора тормоз. Собаки рвутся вперед так отчаянно, будто у нас чемпионат мира. Валдай все время на меня оборачивается: умный пес видит, что я сейчас грохнусь в обморок и, кажется, сочувствует. А потом мы летим вперед. В прямом смысле этого слова. Вцепившись в руль, вспоминаю молитвы.

— Стой! Стойте! Стояяяать, вашу маааать!!! — слышу я собственный вопль.

Когда впереди случается затор, встать должны все и сразу. Потому что мы — команда. И неважно, что у меня не собаки, а «Формула 1». Что они не понимают команду «стоять», и только если матом — иногда слушают. Все, кроме Угалька. Эта зараза даже на тормозе с якорем загребает под себя снег и капает слюнями.

– Уга! Ты вообще нормальная?! — более-менее приспособившись к скорости, начинаю, как учил Саша, разговаривать с собаками. — Ты вот куда так несешься, дура такая? Впереди пятьдесят километров. Ты же сдохнешь!! Экономь силы!

Через пятьдесят километров я лежу в снегу с вывалившимся языком, а Угалек все так же резво скачет. На мне. Со слюнями.

Жигулевская Кругосветка. Уга — «всегда готов!». Фото: Андрей Саакян. Strana.Ru

Жигулевская Кругосветка. Уга — «всегда готов!». Фото: Андрей Саакян

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.