Глава РЖД пытается удержать курс своей компании, страны и президента

Один из влиятельнейших людей России Владимир Якунин дал интервью Алистэру Осборну (Alistair Osborne)

Владимир Якунин хотел бы прояснить одну вещь: о нем можно говорить много что, но он точно не умалишенный. «Посмотрите на меня. Я похож на сумасшедшего?» – спрашивает президент РЖД и от души смеется, что служит сигналом для схожего грубого хохота со стороны его достаточно дерганого окружения.

 

Я спросил его, не мечтает ли он однажды сменить Владимира Путина. Все-таки его имя числится в первых рядах в списках возможных наследников президента, который недавно был снова избран на этот пост в атмосфере заявлений о сфальсифицированных выборах. Эти двое, оба из Санкт-Петербурга, имеют давнюю общую историю – хотя 63-летний Якунин и отрицает «сказки» о том, что он входит в элиту дружков, имевших соседние дачи. Даже если так, у него одна из влиятельнейших должностей в России. Кроме того, являясь кем-то вроде идеолога, он усилил популистскую риторику. Его внеслужебная деятельность включает в себя продвижение российских ценностей и религиозного православия – и то, и другое имеют политическую ценность. Якунин также не чужд странной реакционной риторике о том, как «меньшинства берут верх» – на тему того, что он считает «пропагандой гомосексуализма» вокруг однополых браков. Он, будучи 42 года женатым, а также отцом двух взрослых сыновей, в какой-то момент заявляет: «Я бы хотел, чтобы моя семья развивалась нормально. Знаете, я очарован красотой женской природы. Разве можно меня за это осуждать?»

 

Все это весьма амбициозно для железнодорожного начальника – но он, как он сам уверяет, способен отличить умение управлять поездами от управления страной.

 

«Я не против ответственности», – говорит он на своем беглом, хотя и с акцентом английском. «Я не боюсь ответственности, но я знаю свой уровень. Мне нравится моя работа, и я хотел бы завершить в качестве менеджера проекты, которые начал».

 

Якунин, который в прошлом году продлил свое нахождение на посту в государственной железнодорожной компании еще на четыре года, может говорить об этом и гораздо более красноречиво – как-то он отметил, что любит свою работу, а «когда ты влюблен, ты не смотришь на других женщин».

 

Проще говоря, работа заключается в управлении одной из крупнейших железнодорожных компаний в мире. Он без запинки перечисляет ее 85 200 км путей (уступает лишь США и Китаю), один миллиард пассажиров в год (уступает только выше перечисленным плюс Индии), 1,2 миллиард тонн груза и один миллион сотрудников. Свою стальную сторону он также демонстрирует. Юнцу, который опрометчиво вмешивается со своей собственной статистикой, он резко говорит: «Не перебивайте меня, пожалуйста».

 

Ни одна статистика, тем не менее, не передает геополитической значимости железнодорожной сети, которая связывает Европу с Азией (в частности, с Китаем) и стала ключевым индикатором для российского президента.

 

«Г-н Путин как-то сказал, что тому, кто хочет узнать статус российской экономики, следует посмотреть на документы главы РЖД с ежедневными отчетами по грузообороту, направлениям перевозок и числу пассажиров», – говорит Якунинин.

 

Сегодняшние цифры демонстрируют, что железные дороги «по-прежнему на 7% ниже уровня докризисной деятельности, но состояние улучшается». Однако, восстановление объемов – лишь часть работы. Якунин также выполняет анонсированный в 2007 году план по расходованию колоссальной суммы 13 триллионов рублей до 2030 года на улучшение и расширение сети железных дорог. Кубок мира 2018 – один из дедлайнов по улучшению.

 

Это частично объясняет, почему он в последнее время появляется в Лондоне. До 2016 года «РЖД» планирует инвестировать 600 миллиардов рублей. Но, как объясняет Якунин, «есть дефицит финансирования примерно 400 миллиардов рублей. Так что мы планируем занимать на финансовых рынках».

 

На этой неделе он вернется к началу потенциального выпуска евробондов на сумму 70 миллиардов рублей – в рамках плана по сбору порядка 100 миллиардов рублей от инвесторов в течение следующих нескольких лет.

 

«РЖД», в прошлом году оборот которой составил почти 1,2 триллиона рублей, а чистая прибыль – 87 миллиардов рублей, имеет такой же рейтинг, как государство, – BBB, и Якунин говорит: «Судя по интересу западных банков, которые связываются с нами с различиными планами, мы развиваемся очень позитивно».

 

Привлечение средств – часть плана по добавлению еще 30 000 путей к 2030 году, включая улучшение связей Сибири с дальневосточными портами, Санкт-Петербургом и Мурманском, а также наращивание безопасности. «Мир сошел с ума, и нам теперь нужно тратить гораздо больше средств на обеспечение безопасности наших пассажиров и нашей деятельности», – говорит Якунин.

 

Он рассказывает, что железнодорожная компания, которая в штате имеет 30 000 вооруженных охранников, недавно столкнулась с двумя терактами. Самый последний – взрыв в 2009 году «Невского экспресса», который ходит между Москвой и Санкт-Петербургом. Теракт унес жизни 26 человек.

 

Российское правительство рассматривает вопрос о частичной приватизации. По слухам, оно может продать 20-процентную долю в компании. «Я не могу сказать, что таков наш план, – отмечает Якунин. – План, это когда у вас есть бумага из правительства с подписью. Пока это лишь оценки». Он соглашается, что приватизация представляет собой «один из возможных путей» по развитию железных дорог, но предостерегает, что даже Deutsche Bank несколько лет назад придержал продажу. «Они остановились, потому что совершение ошибок в сфере приватизации инфраструктуры делает уязвимой всю экономику», – говорит он.

 

Путин, кажется, тоже держит руку на пульсе. В октябре прошлого года он приказал Якунину отправиться в Сибирь, чтобы уладить проблему с недостатком вагонов для погрузки угля, а затем во время транслируемой по ТВ встречи заявил: «Я надеюсь, что в следующий раз вы не будете дожидаться, пока вам скажут, а сами будете в курсе ситуации».

 

Инцидент, кажется, не испортил их отношений. «Г-н Путин знает меня довольно долго», – говорит Якунин. – «Мы родом из одного города, и даже если в этом городе живет 4 с половиной миллиона человек, некоторые круги очень узкие. Я поддерживаю политику по реиндустриализации России и положительно отношусь к созданию гражданского общества в России, а это черты путинской России».

 

На наблюдение о том, что со стороны еще одной чертой этой России, кажется, является «беззаконие», Якунин выражает возмущение. Он только что подчеркнул, что в русском языке есть три слова для обозначения «моральности», нацарапав на листке блокнота nravstvennost и заявляет, что она значит больше, чем долг.

 

Он также заявляет о своей вере в Бога и поясняет: «Я вырос в Советском Союзе. Я знаю лучшие черты этой системы и ее худшие черты. Важнейшее, чему нас обучали, – быть верным обществу, государству и нести ответственность насколько это возможно».

 

Что, в таком случае, он думает о британских судах, которые переполнены воюющими олигархами (взять, к примеру, Романа Абрамовича против Бориса Березовского)? Или о том, как попытка BP заключить сделку с Роснефтью привела к судебному спору с российскими миллиардерами?

 

«Отвратительно» – одно из слов, которыми он описывает эти факты, прежде чем заявить, что ситуация плохо отражается на обеих сторонах. Он утверждает, что не только британские адвокаты, но и «высокое британское общество», кажется, очень радостно «жмет руки» скандальным российским олигархам.

 

В попытке найти инвесторов он бы хотел дистанцироваться от них от всех. «Послушайте, спросите президента Barclays, или JP Morgan, или главу Siemens или Alstom, есть ли у них какие-то проблемы в общении или в ведении бизнеса с РЖД или Якуниным. Уверен, что вы получите отрицательный ответ, что им не нужна поддержка, что им не нужна никакая защита в смысле ведения дел со мной».

 

Оригинал публикации: Russian railway boss Vladimir Yakunin is trying to keep his company, country and President on track

http://inosmi.ru

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.