Гипнотизм России

Образ России для многих здесь гипнотический. Они спешат принять мифы, касающиеся восприятия России, не только как обоснование своей личной позиции (исходя из противоположного), но и стремятся поступать точно так же, как Россия. Исходя из противоположного.

 

Это понятно – политике без мифов трудно. В особенности, если имеется большое желание «больших» оттеснить мир в рамки холодной войны. Снова создать полярное пространство, где все – от соответствия международному праву и до моральных критериев – зависит от того, характеризуют ли это право и критерии твои действия или действия твоих оппонентов.

 

Если Запад будет вести игру в таком духе, то Россию ему не изменить. Свои старые истории Россия знает лучше, чем другие. Россия лучше знает, что, в сравнении с другими европейскими странами, «высшая справедливость правителя» уважалась ее народом намного больше, и (в том числе из-за сравнительно слабой церкви) царь временами «заменял» Бога (см. Эйдельман. «Грань веков»). Однако, если масса европейцев хвалили и по-прежнему хвалят Россию за то, что единовластие ей «подходит», прошли те времена, когда Россия прирастала в среднем на одну Бельгию в год. Теперь ей отчаянно (!) нужно заботиться о том, чтобы не терять (и географически, и демографически) одну Бельгию в год от того, что еще осталось. Поэтому стоит также ответить на вопрос Стивена Коэна: что произошло бы, если бы влияние России проявилось в Канаде или в Мексике, и некоторые их регионы выразили бы готовность присоединиться к Евразийскому проекту? Не попытались ли бы США сохранить периметры своих интересов национальной безопасности?

 

Этим я не хочу сказать, что за угрозу войной надо платить премии. Этим я хочу сказать, что мифы холодной войны сегодня не годятся ни в том случае, если хочется прогнозируемой России, ни в том случае, если хочется как можно дольше сохранить иллюзию того, что мир по-прежнему явно евроцентричный. В том числе и потому, что Россия, как и все, сегодня – везде. Эхо санкций прозвучит везде. Этим я хочу сказать, что руководители тех государств (не Германии), у которых для тиражирования имеются только пропаганда и сценарии наказания, но опять же нет соответствующих конструированию ситуации сценариев, делают Европу слабой. Поэтому советник Путина Глазьев не без оснований может говорить – ну и что? Будет больно, зато появится причина для того, чтобы создать свою расчетную систему, привязаться к другим валютам и свести зависимость от финансовой системы США к нулю.

 

А для того, чтобы надеяться, что санкции переместят майдан в Москву, надо знать, насколько влиятельны российские элиты, и в какой мере изоляция активов побудит их к движению. Думаю, когда Путин перенимал власть от Медведева, элиты были влиятельнее. В свою очередь, от киевского майдана есть один хороший урок. Он подтвердил, что единственной дееспособной протестной силой становятся те, у кого есть какая-то идея. Однако российская политическая оппозиция в настоящее время слаба, она кормится в основном за счет реакции властей и громкоговорителей, а не своими идеями. Основную массу общества России (так же, как Украины, так же, как и Латвии) по-прежнему заботит то, как выжить в суровой постсоветской действительности. Не то – как заполнить Россию Европой, а то, как заполнить Европу собой. К тому же, сейчас люди знают, какова ситуация по обе стороны мнимого «железного занавеса». Из-за них строить такой занавес нет большого смысла.

 

Но, может быть, этот занавес, мифы, касающиеся демонического восприятия России, какое-то время будут годиться для воодушевления Европы (США). Хотя бы Обаме. А то на парня излишне наезжают из-за того, что он по блеску отстает от Путина. Вывод войск из Ирака привел к гегемонии Ирана в этой стране, невмешательство в Сирию – к тому, что России, Ирану и «Хезболла» удалось изменить баланс сил… В то время, как Путин заполняет вакуум, Обама его создает (см. The Washington Post, 2.03.2014). Сильный удар по отношениям Запада и России тут, безусловно, может помочь. Возможно, порча отношений пошла бы на пользу эффективности (дипломатического) решения связанных с Ираном, Сирией, Афганистаном, Северной Кореей проблем так, как этого хочет Европа. Возможно, G7 присуще большее понимание в смысле мировой безопасности, чем G8. Возможно, Совет безопасности ООН без России выглядел бы лучше. Однако в то время, когда границы по многим вопросам отброшены в сторону, когда капитал, товары и люди движутся, я за такую систему санкций, которая исключает любые двойные стандарты.

 

Перевод: Лариса Дереча.

 

Оригинал публикации: Krievijas hipnotisms / (“Neatkarigas Rita Avize”, Латвия)

http://inosmi.ru

 ВСЕ НОВОСТИ… 

 

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.