Восточный блок против терроризма

Россия смотрит на восток, как и обещал вновь избранный президент Путин. Если отношения с Европой и Соединенными Штатами остаются очень напряженными (по Сирии, по Ирану и по противоракетному щиту НАТО), то между Москвой и Пекином установились «идиллические отношения». У Китая и России «совпадающие или очень похожие» представления по целой серии горячих точек международной ситуации, среди которых «западная Азия», скорее всего включающая Сирию и Иран. Такое утверждение сделал Владимир Путин на объединенной пресс-конференции вместе с китайским президентом Ху Цзиньтао вчера, в конце встречи.

 

Лю Веймин, пресс-секретарь Министерства иностранных дел Китая подтвердил, что Москва и Пекин противостоят «любой форме иностранной интервенции в Сирию и любому силовому вмешательству для смены режима». Пресс-секретарь заявил, что две страны находятся в тесном контакте по вопросу о сирийском кризисе и требуют немедленного прекращения насилия и начала политического диалога. «Мы считаем, что сирийский вопрос должен быть разрешен посредством консультаций различных сторон в Сирии. Это в интересах сирийского народа. Китай и Россия сыграли позитивную роль в сирийском вопросе», – добавил он. «Мы считаем, что есть путь, по которому следует идти, к чему мы готовы. Мы приглашаем Россию и Китай внести свой вклад в решение проблемы», – утверждала вчера Хиллари Клинтон во время визита в Грузию, приглашая две восточные державы продвигать защиту прав человека.

 

Но ее призыв рискует остаться неуслышанным. Пекин требует «соблюдать суверенитет нации, а свою судьбу сирийский народ должен решать сам». Об этом напомнил вчера китайский посол в ООН Ли Баодун. Эта позиция, занятая со времен интервенции НАТО в Ливию, не изменилась у двух восточных держав. Соблюдение прав человека – это вторичный вопрос для обеих стран, учитывая в особенности то, что Москва и Пекин верят (или желают верить) в версию Асада: в Сирии нет репрессий, а есть правительство, которое «защищается от террористов». Интервенция Запада или Лиги арабских стран на сирийскую территорию рассматривалась бы как поражение России, которая столько вложила в военную инфраструктуру и вооружение Сирии. Но это стало бы и тяжелым ударом для Китая, который считает принцип «невмешательства» догмой внешней политики.

 

Повестка дня российского президента в Пекине очень напряженная. С сегодняшнего дня Путин примет участие во встрече Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в состав которой помимо России и Китая входят четыре среднеазиатских республики: Узбекистан, Казахстан, Киргизия и Таджикистан. Сегодня в Пекине ждут и «особенного» гостя: иранский президент Махмуд Ахмадинежад приглашен в качестве «наблюдателя» на саммит ШОС. Следовательно, на встрече будет обсуждаться и атомная проблема Тегерана. И в этом случае Россия всегда поддерживала иранскую «мирную» атомную программу. А если она окажется не совсем мирной, Москве и это подходит: Кремль не против возникновения новой ближневосточной атомной державы, способной стать «противовесом» Израилю и США по логике возобновления холодной войны.

 

Оригинал публикации: Un blocco orientale contro il terrorismo/ (“L’Opinione”, Италия)/ Стефано Маньи (Stefano Magni)

http://inosmi.ru

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.