Внуки Шамиля сбились с пути

Когда Рустам Гелаев, сын известного чеченского боевика Руслана Гелаева (амира Хамзата), погиб в Сирии в августе 2012 года, многим это событие ни о чем не говорило.

 

Вообще в течение нескольких столетий у чеченцев был единственный враг – русские. Что могли не поделить чеченцы с Сирией? Возможно, большинство полагало, что это неизбежный исход любого, кто окажется в сети всемирного джихада – в Аль-Каиде. Тем временем в информагентствах появляются сообщения о чеченцах, которые упоминаются вместе с погибшими на афганском фронте боевиками из Афганистана, Таджикистана или Узбекистана. Но они не привлекают внимания общественности. В условиях отсутствия имен и фотографий для меня они всегда были «фантомными чеченцами». Эти новостные сообщения были во многом подозрительны, но в то же время не возникало сомнений в том, что происходит некий особый процесс. По-видимому, Тарык Джемаль Кутлу, полагавший, что «ваххабизм в Чечне не примется», заблуждался. С позиции историков духовный сосуд, подпитывающий чеченское сопротивление, – это не джихадистский салафизм, а характерный для Кавказа суфизм. Но сеть всемирного джихада перекодировала культуру сопротивления чеченцев, оторвав ее от собственных традиционных корней.

 

История чеченцев, «идущих на джихад» в Сирию, в течение последних 19 лет напрямую связана с переменами, которые претерпело сопротивление прежде всего в ходе второй чеченской войны, начавшейся в 1999 году. Имарат Кавказ, провозглашенный в 2006 году Доку Умаровым, сначала перенес войну в Чечне в другие кавказские республики. Борьба чеченцев обернулась многонациональной конструкцией, предполагавшей участие боевиков, собранных из таких разных этнических групп, как адыги, карачаевцы, балкарцы, осетины, ногайцы, даргинцы, лезгины, авары. И, в конце концов, она перешагнула границы Кавказа. Сейчас это разнообразие отражается на сирийском фронте. Сирия возникает как важная ступень в интеграции движения боевиков на Кавказе во всемирный джихад.

 

Шарм дисциплинированности

 

В группах, где участвовали кавказцы, они выходили на передний план своей воинственностью. В короткие сроки успела прославиться бригада «Хаттаб», созданная Абу Умаром Шишани. Командир бригады принадлежит к кистинцам, которые, как и чеченцы, населяющие Панкисское ущелье Грузии, представляют вайнахскую группу языков. Название бригады – это влияние иорданского боевика Амира Хаттаба, который подверг салафизации войну в Чечне. Сирийцы называют ее членов по-другому – «Турецкие братья». Бригада «Мухаджирун», которую в окрестностях Латакии образуют боевики, стекающиеся из Ливии, а также бригады «Мухаммед» и «Хаттаб», присягнули командиру Шишани и в марте этого года образовали «Армию мухаджиров». До настоящего времени проявляющий активность в окрестностях Алеппо Шишани участвовал в операциях, проводимых иногда совместно с группировками, связанными с Аль-Каидой, а иногда вместе со Свободной сирийской армией, но при этом ему удалось избежать присяги Аль-Каиде. Неизвестно, сколько представителей адыгской, дагестанской или чеченской диаспор, поселившихся в Сирии после изгнания горцев с Кавказа в XIX веке, присоединились к нему. Но большинство людей Шишани – выходцы с Кавказа…

 

Основная причина, притягивающая кавказских боевиков, прежде всего чеченцев, в Сирию, конечно, солидарность со всемирным джихадом и идея создания «шариатского эмирата» на какой-либо спасенной части исламской географии. Вместе с тем есть и некоторые объективные стимулы.

 

На джихад вместе со своими семьями!

 

Провокационный фактор для кавказцев – то обстоятельство, что Россия является щитовым прикрытием для Сирии. Иными словами, для кавказских салафитов-новичков война в Сирии – продолжение войны на их родине. Есть и другая мотивация, манящая этих боевиков в Сирию: разыскиваемые Россией на Кавказе и постоянно находящиеся под давлением «силовиков», а именно полиции и спецслужб, боевики рассматривают Сирию как маршрут бегства. Кавказские беженцы, которые испытали тысячу и одно несчастье в Турции, стекались в Сирию. К тому же некоторые из них со своими семьями…

 

Один кавказец, поддерживающий тесные контакты с боевиками в Сирии и пожелавший представиться Магомедом, поделился следующими сведениями: «Были те, кто порядка пяти лет проживал в Стамбуле нелегально, и Сирия стала для них удачным выходом. Чеченские беженцы и около 50-60 лиц адыгского происхождения, члены «Имарата Кавказ», ушли в Сирию. Вместе со своими семьями они поселились в освобожденных районах Сирии, поскольку оставаться в Стамбуле они больше не могли. Их возвращение на Кавказ также не было возможным. В Сирии у них никто не требует паспорта или арендной платы. Силовики их тоже не преследуют».

 

Ожесточенные столкновения на Кавказе оставили после себя поколение, которое сделало войну своим образом жизни. Огонь в Сирии приглашает это поколение к себе. Некоторые чеченские студенты, проходившие обучение в Иордании, и даже находящиеся в Европе беженцы, стали частью опосредованной войны в Сирии. По мнению Магомеда, многие кавказцы, которые отправились на джихад в Сирию, обзавелись семьей там. Для кавказцев, которые избегают вступления в брак с представителями другой национальности, стремясь сохранить свои культуры и языки, это довольно необычная ситуация. Но теперь перевешивает идеологическая составляющая, и для боевиков брак на фронте – «обещанная награда». Еще одна причина проявления кавказцами интереса к Сирии – кавказская диаспора в этой стране. Однако этот интерес вовсе не означает, что диаспора встречает боевиков с распростертыми объятиями.

 

Вынужденный союз с Аль-Каидой

 

Согласно распространенному мнению, Шишани действует совместно с организацией «Исламское государство Ирака и Леванта», связанной с Аль-Каидой. Однако, как отмечает Магомед, в силу крайних мер, применяемых данной организацией, теперь Шишани пытается отдалиться от ее лидера Абу Бакра аль-Багдади: «Группировка аль-Багдади доставляла людям беспокойство. У них нет уважения к языку, культуре. В отношении всего устанавливаются жесткие правила. К тому же они грабили заводы. Например, они захватили огромный мучной завод и, доставив находившуюся на нем технику в Турцию, продали ее. Вопрос провозглашения эмирата также привел к протестам в рядах «Армии мухаджиров». Все недовольные действиями «Исламского государства Ирака и Леванта» присоединяются к Шишани. Количество боевиков «Армии мухаджиров» составило 1,5 – 1,7 тысячи человек. Покидающие группировку аль-Багдади не идут в Свободную сирийскую армию, поскольку она носит светский характер, и у нее нет идеологии. Во «Фронте Ан-Нусра» наблюдаются единичные случаи присутствия кавказцев». Между тем разные источники говорят о 800 – 1000 боевиков в отрядах Шишани. К сожалению, эта ситуация не похожа на «финальный занавес» в истории кавказцев. Практически невозможно, чтобы они вернулись на Кавказ или осели в Сирии. Впереди следующая остановка, следующий фронт. Что это за место? Неизвестно. Но у медали есть еще одна сторона – Россия. Только это уже сюжет для другой статьи.

 

http://inosmi.ru/

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.