Борис Немцов о Самаре

В ночь с пятницы на субботу в 70 метрах от Москворецкой башни Кремля был убит депутат Ярославской облдумы, оппозиционный политик Борис Немцов.

 

Последний раз Немцов был в Самаре в феврале 2014 года. В своём интервью интернет-изданию «Парк Гагарина» он высказал своё мнение о ситуации в области.

Интервью делали Роман Хахалин («Парк Гагарина») и Гор Мелконян («Эхо Москвы в Самаре»).

 

Гор Мелконян: – Борис Ефимович, вы сегодня говорили о том, в каком состоянии местное самоуправление. Можно ли говорить о том, что оно совсем уничтожено?

– Оно практически уничтожено. Ведь что является, скажем так, символом местного самоуправления? Во-первых, это избранный губернатор. Очевидно, что губернаторов сейчас никто не избирает, а по сути, назначают. Второе – финансовый вопрос. Регионы не располагают всеми своими деньгами, а муниципалитеты – тем более. При этом есть огромная страна Россия, которой из одного центра в режиме ручного управления руководить невозможно по определению – слишком большая территория. А высасывание денег из регионов в центр приводит к обнищанию граждан. Средние доходы самарцев гораздо ниже, чем у москвичей, жителей Московской области, Петербурга и так далее. Поэтому, конечно же, добиваться возвращения федерализма в страну – задача всех, кто хочет, чтобы народ жил не только в пределах Московской кольцевой автодороги, но и за МКАДом тоже.

 

Роман Хахалин: – Борис Ефимович, у меня несколько вопросов совершенно другого плана. Давайте устроим экскурс из прошлого в будущее: если вспомнить случаи попыток объединения нашей демократической оппозиции, например, комитет 2008, в составе которого вы были, затем Координационный совет оппозиции, который создан недавно, но опять про него ничего не слышно сейчас. Сейчас есть попытка объединиться под знаменем вашей партии РПР-Парнас на выборах в Мосгордуму или в иные органы власти… Но если, как вы сказали в лекции, часто авторитарные режимы кончаются внезапно, то, возможно, в один прекрасный момент авторитарный режим Путина кончится, сможет ли тогда оппозиция предложить нечто, чтобы не «упустить» страну?

– Ну, во-первых, я очень рад, что мы все вместе идем в на выборы в Мосгордуму. Я имею в виду РПР-Парнас, партию Алексея Навального и партию «5 декабря». Уход Владимира Рыжкова – событие печальное, но оно не сказалось на нашей коалиции. В нашем общем списке будет около 30 кандидатов, включая такие известные имена, как Маша Гайдар, Илья Яшин, Ольга Романова и многие другие. Я полагаю, когда нынешний авторитарный режим прекратит свое существование, в стране должны пройти честные выборы. Но и в нынешних выборах мы участвуем, хотя цену им знаем.

 

Р.Х.: – То есть вы готовы в тот момент, когда авторитарный режим кончится, приложить все усилия к тому, чтобы организовать честные конкурентные выборы и к участию в них? В том числе, выборы президента? В том числе участвовать в них? Вы лично?

– Конечно, я этим и занимаюсь все время.

 

Г.М.: – В продолжение вопроса Романа: как вы считаете, смена режима произойдет по пути эволюционному, как вы говорили, или по пути Майдана?

– Я сторонник мирного протеста, и мне хотелось бы избежать кровавых сценариев. Я не сторонник использования «коктейлей Молотова», на Болотной ничего подобного не было, единственный пострадавший из правоохранительных органов отделался сколотой эмалью зуба. С другой стороны, мирный протест – это долгий процесс. Посмотрите на судьбу Махатмы Ганди – сколько лет он боролся за независимость Индии, причем путем исключительно мирного протеста. Это долго, но зато это без крови. А мне кажется, что в России мы уже лимит на кровь своих граждан исчерпали в 20 веке. Мы просто не имеем права ставить еще одни кровавые эксперименты над страной. Мне многие говорят, что я революционер. Я не революционер, нет.

 

Р.Х.: – Представьте, что Путин уходит не внезапно, а в 2018 году, как положено…

– Я думаю, он будет цепляться до смерти за власть…

 

Р.Х.: – Но все мы смертны. Что потом? Кого вы видите рядом с вами в новых выборах?

– Я не хочу об этом говорить. Следующего президента должен избрать народ, точка. Кандидатов может быть сколько угодно. Но чтобы не было издевательства над избирателями, считаю, что эти кандидаты должны адекватно к себе относиться, понять, у кого есть шанс, у кого нет. Не призываю заранее проводить праймериз среди оппозиционеров, но сама культура договоренностей должна быть. Процедурой предварительного отбора, в том числе, могут считаться выборы регионального и муниципального уровня. В Москве, Петербурге, Ярославле… Это уже отбор. Следующий отбор – выборы в Государственную думу. Понятно, что они фальсифицированы, всё как обычно…

 

Г.М.: – То есть, вы опять с напёрсточниками сядете играть?

– Да! Выбора никакого нет. Но вот посмотрите: я, будучи депутатом Ярославской облдумы, больше могу сделать для освобождения узников «Болотной», например? Да, выборная кампания в области была полностью ангажирована «Единой Россией». В итоге получился результат, как в Чечне – 80% за эту партию. Но меня избрали. Украли у нас три места, но все же меня избрали! Будучи депутатом, я больше могу сделать для освобождения Росии от жуликов и воров или меньше?

 

Г.М.: – Возможно, на один процент больше.

– Отлично. Видите, вы скептически относитесь, но и вы вынуждены признать, что хоть на один процент, да больше. А вот, например, что нашу партию (РПР-Парнас) теперь благодаря мне будут допускать до выборов в Госдуму, вы как считаете, я правильно сделал, что пошел на выборы в Ярославской области?

 

Г.М.: Ну, это так меняется законодательство…

– Не в этом проблема. Прорыв в одном городе, в одном регионе может привести целую партию, и другие партии, к глобальному прорыву – они имеют полное право участвовать в любых выборах.

 

Г.М.: – О Самарской области давайте поговорим. Вы были губернатором в то время, когда Николай Меркушкин был главой Мордовии, а здешним губернатором – Константин Титов. Сейчас Титов у нас сенатор от Самарской области, а Меркушкин – назначенный губернатор. Как вам такая конфигурация?

– Мне не нравится, что не было выборов. Конечно, Меркушкин лучше Артякова. Тот вообще был совсем одиозной фигурой. Получить 1,5 млрд дивидендов или бонусов с АвтоВАЗа – это как надо ненавидеть собственный народ и собственное предприятие, одно из крупнейших в России? Так что, конечно, Меркушкин лучше, чем Артяков. С другой стороны, не понимаю, как Самарская губерния, с огромным количеством патриотов региона, людей, которые здесь родились, не смогла найти себе местного управленца? Это же полный абсурд. Приехал человек из Мордовии – из слабого экономически региона, с громадными социальными проблемами, человек, который там около 20 лет работал, с абсолютно «замыленным» представлением о жизни. Да, умеющий нравиться начальству. И за вот эту доблесть человека назначили сюда? А еще за сто с лишним процентов «Единой России» на выборах, которые она в Мордовии (во всяком случае, в некоторых районах) набрала? Мне кажется, что это унижение граждан, живущих здесь, коротко говоря. Вместо того, чтобы провести нормальные выборы и избрать достойного кандидата из региона, которому просто стыдно было бы делать гадости для региона, поскольку вся родня, все друзья здесь. Корни должны быть в регионе, чтобы достойно работать. Я против «варягов» в качестве губернаторов.

 

Г.М.: – Вот у нас губернатор назначенный, а мэр Самары избранный. Как, на ваш взгляд, должен ли существовать между ними конфликт?

– Конфликт между губернатором и мэром неминуем. Это происходит везде. Он заложен хотя бы в том, что делят одни и те же куцые деньги и полномочия. Самарская область не исключение. Хоть и мэр, и губернатор состоят в одной и той же партии, они, конечно, лютые враги. По той причине, что перетягивание полномочий – любимое занятие бюрократии. Думаю, в преддверии чемпионата мира по футболу эта борьба будет обостряться. Потому что в регион придут деньги, и каждый, по всей видимости, имеет свои интересы в распиле этих самых средств.

 

Р.Х.: – В связи с вашими словами о сторонних назначенцах. Хоть вы критически отзываетесь о Николае Меркушкине, но вот в нынешнем году у него есть хороший шанс, подобно Собянину в Москве, досрочно сложить с себя полномочия и пойти на выборы. И шансы у него очень неплохие – населению области он пока нравится. Если он станет избранным губернатором, было бы это ему выгодно?

– Легитимность всем полезна. Другое дело, что он не допустит реальной конкуренции.

 

Г.М.: И все же, вы будете лучше относиться к Меркушкину назначенному или избранному?

– Буду лучше относиться к избранному, поскольку в любом случае избранному лицу приходится прислушиваться к тем, кто его избрал.

 

Источник

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.