Башар Асад, подчиненный российской воле

“Недавняя эвакуация повстанцев из Алеппо показала, что сирийский лидер вынужден исполнять приказы Москвы. Отношения между союзниками ухудшаются по мере приближения переговоров об активизации переходного периода”, – пишет в Le Figaro эксперт по Ближнему Востоку Жорж Мальбрюно.

 

“Так себе”, – с улыбкой говорит по-французски сирийский официальный представитель, когда его спрашивают о состоянии дел между его страной и Москвой. Недавнее отвоевание Алеппо, второго города Сирии, Дамаском и его российским и иранским союзниками вместе с “Хизбаллой” не прошло бесследно. Башар Асад вынужден был снести обиду. Если осада, навязанная повстанцам, закончилась поражением с тяжелыми последствиями для противников Асада, то победа Дамаска была добыта ценой множества принуждений, предвещающих новое давление. Отдельные проправительственные источники в Дамаске и Алеппо отмечают с явным беспокойством: может, президент и выиграл войну против враждебных повстанцев благодаря российской поддержке, но сейчас могут начаться настоящие неприятности”, – передает корреспондент.

 

На протяжении трех недель эвакуации из восточного Алеппо гражданских лиц, а потом повстанцев русские навязывали свой выбор. Ответственные сирийские лица порой выражали протест, но в основном безрезультатно, говорится в статье. “Все согласились с тем, чтобы переговоры об эвакуации вели русские, которые должны были добиться согласия повстанцев. Естественно, иногда это ставило нас в неустойчивое или неловкое положение по отношению к ним”, – отмечает один осведомленный представитель деловых кругов из Дамаска.

 

“Русские непременно хотели добиться успеха, – рассказал один наблюдатель, занимающийся гуманитарной помощью и присутствовавший при эвакуации. – Они довольствовались требованием указать общее число повстанцев, не требовали тщательного осмотра и поименного списка”. Сирийцы были сильно разочарованы – они требовали, чтобы повстанцы им предоставили удерживаемых пленных. “Возник напряженный момент: сирийцы хотели зайти в автобусы, чтобы проверить, не вывозили ли повстанцы вместе с собой пленных”, – сообщил свидетель событий.

 

Мальбрюно комментирует: “Российско-сирийский альянс – это армрестлинг. Обе стороны это знают, каждая укрепляется за счет холодной реальной политики, основанной на общих интересах. Повстанцы ни за что не хотели вступать в контакт с представителями Дамаска, и тут российские эмиссары оказались на передовой. Через Международный комитет Красного Креста была налажена переписка в Skype между россиянами и представителями вооруженных группировок – ваххабитами бригады “Ахрар аш-Шам” и более умеренными боевиками из “Харакет Нуреддин Зенки”.

 

“Это правда, что русские навязывают нам некоторые решения”, – признал один приближенный Асада.

 

“Чтобы смягчить возникшее озлобление, – продолжает Мальбрюно, – Путин позвонил сирийскому лидеру на следующий день после отвоевания Алеппо, воздавая должное “сирийским усилиям”. Но в этой игре в бильярд как минимум от трех бортов – между русскими, сирийцами и иранцами – глава Сирии располагает определенной свободой маневра”.

 

“Большим достижением Башара является умение держать иранцев на земле и россиян в воздухе и действовать так, чтобы одни нуждались в других”, – сказал один приближенный сирийского лидера.

 

“Несомненно, Асад еще сумеет сыграть на разногласиях между союзниками”, – уверен автор статьи. Но украдкой его приближенные задаются вопросом о российских намерениях на предстоящих переговорах. Это их навязчивая идея, несмотря на расхождение мнений о возможности отвоевать всю Сирию. В понедельник Асад вновь сказал о таком намерении французским СМИ, но, похоже, эта идея не разделяется Москвой.

 

“Мы думаем, что русские могут захотеть отделиться от Башара в 2021 году, когда закончится его мандат, – сказал неназванный приближенный сирийского президента. – Но у нас есть иранцы, которые не думают так, как русские, и иранцы являются нашими историческими союзниками”.

 

Приближение переговоров в Астане в конце января о переходном политическом процессе усиливает опасения, говорится в статье. “Русские предпочли бы сделать так, как было у них: чтобы президент Асад стал премьер-министром, в потом вернулся на первый план. Но у нас это не сработает, наш премьер – это просто чиновник”, – сказал представитель деловых кругов.

 

Если Асад упомянул перед французскими СМИ, что он “открыт” для переговоров, значит, “красные линии” уже появились. “Русские подготовили текст для новой конституции, – сказал приближенный сирийского лидера. – Они собираются создать правительство национального единства с оппозиционерами, но я плохо представляю себе, чтобы Асад поддавался настояниям суверенного министерства обороны или министерства безопасности”. Тем более трудно представить его уход, добавляет Мальбрюно.

 

Источник: Le Figaro

http://www.inopressa.ru

 

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.